Что скрывается за фантазиями о Путине | РИА-Лента
Главная » В Мире » Что скрывается за фантазиями о Путине

Что скрывается за фантазиями о Путине

Несколько советников кампании Трампа имели деловые связи с Россией, и это наверняка нечестно, ведь так?

Однако до введения крымских санкций в 2014 году развитие американского бизнеса в России было политикой США, причем еще с 1991 года. То, что горстка советников вела бизнес в России, удивительно только из-за их немногочисленности. В ходе визита в Москву в июле 2009 года президент Обама привез с собой великое множество высокопоставленных высокопоставленных американских бизнесменов. А несколько месяцев — отчасти в целях продвижения бизнеса — Москву посетил Джо Байден.

Вернемся в прошлое и почитаем прессу. В 1995 году Альберт Гор, будучи председателем комиссии «Гор-Черномырдин», помог запустить международный проект «Сахалин» американской компании ExxonMobil. Шестнадцать лет спустя Белый дом под руководством Обамы помог ей начать освоение арктического месторождения РФ. Эти две сделки практически в полном объеме определяют послужной список Рекса Тиллерсона в России.

КонтекстНедовольные сближением с РоссиейМайнити симбун01.03.2017Трамп в шпионском гнездеPublico01.03.2017Трамп испытывает демократиюProject Syndicate01.03.2017Но разве не был советник Трампа в ходе предвыборной кампании Пол Манафорт также советником Виктора Януковича, фаворита Владимира Путина в ходе президентских выборов 2010 года на Украине? В то время Янукович продвигал развитие экономических связей с Евросоюзом, что было явно на руку США. Г-н Манафорт, может, и не работал на «любимого» украинского политика администрации Обамы, но шел по стопам предыдущих американских политических помощников, в том числе отправленных Биллом Клинтоном для спасения процесса переизбрания Бориса Ельцина в 1996 году (что позволило последнему в конце концов передать власть Путину и спасти присвоенные его ближним кругом богатства).

Однако события, в которых демократы так стремятся увидеть незаконные схемы, начались после того, как Путин «дернул Януковича за поводок».

А что насчет связей Трампа с «серым» банкиром Картером Пейджем? В опубликованной на сайте Politico. com забавной и объемной статье Пейджа называют изворотливым честолюбцем, занимавшим незначительную должность в московском офисе Merrill Lynch.

А Роджер Стоун, притворный «тайный шаман» американской политики? Г-н Стоун хочет, чтобы вы поверили, будто он связан с КГБ.

В этом утомительном перечне, связанном с нарративом о «Трампе-кроте», наибольшее удивление вызывает отсутствие упоминаний Goldman Sachs. Ведь Гэри Кон и Стив Мнучин оба работали там, когда накануне дефолта 1998 года в России компания организовала оказавшуюся очень кстати продажу облигаций с целью помочь правительству Ельцина пережить временные финансовые трудности. Другой выходец из Goldman Sachs, Роберт Рубин, возглавлявший Министерство финансов при Клинтоне, помог с выдачей России кредита Международного валютного фонда.

Мы приходим к неутешительным выводам о том, что огромное количество вложенных в Россию с надеждой денег лишь профинансировало возникновение путинской клептократии. За время трех администраций, когда целью США было содействие деловым связям с Россией, Трамп отличался главным образом своей неспособностью найти себе место в этом поезде. Его российские сделки по недвижимости и брендингу закончились провалом. В 2013 году ему удалось провести конкурс «Мисс Вселенная» в Москве. Однако, в отличие от Формулы-1, он с тех пор не возвращался. По крайней мере, как и в случае всех лидирующих компаний-застройщиков в Нью-Йорка, невозможно потерпеть неудачу на продаже русским эмигрантам неоправданно дорогих квартир.

«Риторика и действия г-на Трампа в качестве президента имеют более чем поверхностное сходство с первыми годами укрепления власти Путиным в России, — написала на прошлой неделе зарубежный корреспондент Сьюзан Глассер в авторской колонке The New York Times. — Сходства настолько поразительны, чтобы их просто нельзя игнорировать».

Россия была погружена в хаос. Ее президентом был пьяница, ищущий преемника, чтобы защитить свою дочь и друзей от расследований коррупционных преступлений. Г-н Путин, бывший агент КГБ и глава тайной полиции, руководил одной из немногих все еще работавших в России структур, хоть и рука об руку с организованной преступностью.

Восхождение Трампа в корне от этого отличается. Он — звезда реалити-шоу и бренд-менеджер. Что еще удивительнее, он — президент, у которого нет даже партии. Между тем, суды, бюрократический аппарат, СМИ и политические партии продолжают работать в штатном режиме.

Нужно расследовать пропагандистские усилия России по воздействию на выборы в США, но не стоит без оснований вводить себя в заблуждение о том, что произошло нечто новое и беспрецедентное. Что касается Трампа, даже для находящихся в плачевном положении российских спецслужб до недавнего времени он просто не был бы интересен. А теперь он каким-то образом получил президентскую власть — если сможет разобраться, как ее использовать (что очень сомнительно).

Его решение увеличить военные расходы и поддержка сферы энергетики в США по иронии судьбы означают появление более жестких, чем те, что ввел Обама, санкций в отношении России. Ирония также заключается в том, что подъем Трампа привел к стремлению половины политического истеблишмента — всех демократов и кучки выступающих против него республиканцев — изобличить режим Путина.

Способность ясно мыслить в отношении России может, наконец, войти в моду в Вашингтоне. Этого, однако, не произойдет, если единственной целью является превращение Путина в партийное оружие, направленное против администрации Трампа.

Холман Дженкинс-мл. — журналист-комментатор, автор редакционных статей и член редколлегии The Wall Street Journal. Получил степень магистра в области журналистики в Северо-Западном университете. Дженкинс присоединился к The Wall Street Journal в мае 1992 года в качестве автора редакционной страницы. В конце 1993 года стал редактором азиатского издания The Wall Street Journal в Гонконге. Вернулся в Соединенные Штаты в 1995 году в качестве члена редакционной коллегии газеты. Помимо работы в The Wall Street Journal он писал для Policy Review и National Review.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан