Вопрос российского профессора | РИА-Лента
Главная » В Мире » Вопрос российского профессора

Вопрос российского профессора

Российский профессор задает вопрос: «Чтобы понять философию внешней политики России, достаточно зайти на страницу российского министерства иностранных дел и изучить основные документы о политике. А есть ли такой текст, который представлял бы философию внешней политики Турции?»

Этот вопрос был обращен к нам в России, куда мы отправились от имени Клуба авторов Sabah, в исторический конференц-зал Союза журналистов Москвы. Если бы это произошло несколько лет назад, на этот вопрос был бы дан мгновенный ответ. Без колебаний было бы произнесено название книги, которую все мы можем себе представить, и тема была бы закрыта. Но этот ответ не отражал бы истину ни на тот, ни на сегодняшний день. Главная причина этого — не «качество текста», а «политическая реальность нашей страны».

Я сказал и на встрече, что при сравнении турецкой и российской внешней политики последних 15 лет нужно быть очень внимательным. Похожая ситуация характерна и для Ирана. Сравнивать страну, которая так или иначе укрепила свою политическую систему и не испытывает проблем с ее функционированием, со страной, которая переживает кризис политической системы и каждый раз преодолевает этот кризис благодаря вмешательству харизматического политического лидера, некорректно. И проводить параллели между их возможностями формулировать внешнюю политику тоже неправильно.

КонтекстВ России есть FETÖ?Sabah28.02.2017Россия помогает Турции в борьбе с ИГИЛThe New York Times09.01.2017Альтернативная реальность ЭрдоганаDie Presse11.01.2017Турция за последние 15 лет пережила колоссальную трансформацию менталитета. С другой стороны, в течение этого времени она вела очень масштабную борьбу. Террористические организации, заручившись обширной международной поддержкой, прилагали активные усилия к тому, чтобы дестабилизировать и разделить Турцию. К терроризму Рабочей партии Курдистана добавился терроризм террористической организации FETÖ Фетхуллаха Гюлена и ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.). Несмотря на это, борьба продолжалась, и политическая власть, которая в руках государственных элит становится игрушкой, перешла к народу. Шаги по демократизации распространились на все сферы политической жизни Турции.

Те, кто не принял эти перемены и посчитал, что утратил свои привилегии, при каждом удобном случае осуществляли жесткое вмешательство. И парализовывали Турцию. Из такого состояния страну каждый раз выводил лидер Реджеп Тайип Эрдоган и его политические ходы. Вместе с тем благодаря смене парадигмы в турецкой внутренней и внешней политике за последние 15 лет также произошел существенный рост нашего национального потенциала. Влияние Турции усилилось, наша страна стала региональным игроком.

Однако в этот же период наш регион столкнулся с очень тяжелыми травмами. Стали говорить о «мазхабных войнах», каких еще никогда не бывало в исламской истории. Повсюду расползся терроризм, фанатизм, радикализм, и мы оказались лицом к лицу с реальностью разделенных государств у наших границ. Американская стратегия гегемонии путем создания хаоса послужила причиной больших разрушений в нашем регионе, страданий, которые невозможно компенсировать.

В то время как Турция, с одной стороны, пыталась защититься от последствий этих разрушений, она, с другой стороны, искала и, в конце концов, нашла способы обеспечения независимости во внешней политике. Как и в экономической политике, в области внешней политики Турция также выбралась из ловушки зависимости.

За это она, вне всякого сомнения, дорого заплатила. Но другого пути суметь отстоять долгосрочную линию внешней политики, которая берет за основу национальные интересы Турции, просто не было. Турция все равно боролась, чтобы удержать баланс между идеализмом и реализмом во внешней политике, создать экономические пояса интеграции с окружающими ее странами и продолжать поиски автономности. Эта борьба идет и сейчас.

Решающее значение в этом процессе имеет способность Турции преодолеть этот внутренний кризис системы и обрести новую систему правления, которая будет отвечать ее собственным нуждам, представлять волю и власть народа. Когда это произойдет, перед Турцией откроется новый простор для действий, и тогда выработка долгосрочной политики и, конечно, успешное формулирование философии этой политики станет возможным.

Фахреттин Алтун (Fahrettin Altun) — социолог, преподаватель, колумнист Sabah.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан