Есть ли альтернативы НАТО для Украины | РИА-Лента
Главная » В Мире » Есть ли альтернативы НАТО для Украины

Есть ли альтернативы НАТО для Украины

Вопрос реалистичности вступления Украины в НАТО давно приобрел манипулятивный окрас. Одни используют стремление Украины войти в Североатлантический альянс как доказательство принадлежности страны к западному миру. Другие утверждают, что никто в НАТО не ждет Украину. Поскольку Украина по ряду причин действительно далека от членства в Альянсе, а Россия изо всех сил сопротивляется расширению НАТО, это заставляет поразмыслить, существуют ли у государства другие средства обеспечения национальной безопасности, кроме укрепления собственных вооруженных сил. То есть проанализировать, возможно ли создание альтернативного НАТО объединения.

Расширение НАТО на восток

Россия построила свою политику противостояния Североатлантическому альянсу на мифе о расширении НАТО на восток. Точнее, на его искаженной трактовке. Российская сторона утверждает, что ей гарантировали, что НАТО на будет расширятся в восточном направлении. Это обещание представителям СССР якобы дали во время переговоров о воссоединении Германии в 1990 году. Президент Советского Союза Михаил Горбачев участвовал в переговорах с американским госсекретарем Джеймсом Бейкером и канцлером ФРГ Гельмутом Колем. Первый действительно представил гарантии нерасширения на восток как один из вариантов решения вопроса об участии объединенной Германии в Североатлантическом альянсе. НАТО должна была остаться в границах 1989 года. То есть войск Альянса не должно было быть не только на территории бывшей Восточной Германии, но и восточнее единой Германии.

КонтекстУкраина сама ставит себе шах и матAgora Vox03.03.2017Помощь Украине имеет свои пределыRzeczpospolita03.03.2017ЕС — последняя надежда УкраиныLe Figaro03.03.2017Чего МВФ не знает об УкраинеBloomberg03.03.2017Доктрина Трампа и УкраинаДень02.03.2017Такую же позицию министр иностранных дел ФРГ Ганс-Дитрих Геншер изложил своему советскому коллеге Эдуарду Шеварднадзе. Этот вариант Совету нацбезопасности США показался нереализуемым, и в своем письме они предложили особый военный статус для восточногерманских территорий. Но позже Коль, имея на руках письмо от Бейкера и еще одно — от имени президента Джорджа Буша, представил Горбачеву как раз более мягкие предложения госсекретаря США. Советский президент их принял, согласившись на объединение Германии.

Позже и Бейкер и Коль приняли точку зрения Совета нацбезопасности и президента США — с некоторыми ограничениями для НАТО лишь на территории ГДР. С осложнением внутренней ситуации Советскому Союзу стало труднее отстаивать свои интересы. При подписании договоренностей между ФРГ и СССР вопрос расширения НАТО никак не закрепили формально. Профессор истории в Университете Южной Калифорнии и приглашенный профессор Гарварда Мэри Элиз Сарот считает, что в СССР предпочли поверить западным коллегам на слово. Но после смены президента — место Буша занял Билл Клинтон — неформальные договоренности забылись. В 1999 году в НАТО вступили Венгрия, Польша и Чехия. Через пять лет к североатлантической компании присоединились балтийские и другие страны. Естественно, пополнение состава Альянса раздражало Москву. Да и сейчас раздражает.

Как ранее заявлял бывший посол США в России Майкл Макфол, российские дипломаты манипулируют, когда говорят о упомянутых гарантиях. По его словам, он «не видел, чтобы это было где-нибудь записано». Что Горбачев поверил на слово — лишь одна из трактовок, ведь уже через пару недель после переговоров в феврале 1990 года на пресс-конференции Буша и Коля было заявлено об участии единой Германии в НАТО. Горбачев переговоры о воссоединении Германии сорвать не решился и позже вопрос о нерасширении НАТО не поднимал.

Снизить напряжение и гарантировать безопасность

Мотивы независимых государств присоединится к НАТО понятны, как и согласие Альянса на это — политика открытых дверей, не представляющая, как настаивают в организации, угрозу для России. Хорошие шансы в ближайшее время стать членом НАТО имеет Черногория, и, хотя формально речь не идет о дальнейшем расширении на восток (после вступления Румынии, Болгарии и других), в Москве вновь не рады.

В ответ на учения, провокации и развертывание Россией вооружений на своей территории, в частности в Калининградской области, силы НАТО укрепляют систему безопасности в Литве, Латвии, Эстонии и Польше. На что Россия, опять же, якобы вынуждена соответствующим образом реагировать. Это создает очевидное напряжение и риски непреднамеренного или запланированного конфликта. Поэтому и появляются идеи, как можно снизить градус на линии НАТО — Россия.

Одним из вариантов, как пишут в материале для Project Syndicate немецкие специалисты в сфере безопасности Фолькер Пертес и Оливер Майер, мог бы стать контроль над вооружениями в балтийском регионе. «Для предотвращения угрозы гонки вооружений или военной конфронтации обе стороны должны срочно договориться о взаимных мерах по ограничению военного потенциала и заняться контролем над вооружениями», — убеждены руководители Немецкого института международной политики и безопасности.

Балтийский регион мог бы стать проверкой эффективности такой политики безопасности. Авторы статьи не питают иллюзий по поводу желания Кремля играть по правилам и улучшать отношения с Западом. Тем не менее дальнейшее обострение отношений между западными странами и РФ может иметь плачевные последствия. Поэтому, считают они, стоит хотя бы попробовать, даже несмотря на существенные разногласия по этому вопросу внутри НАТО. Тем более что во время холодной войны те же методы снизили риск войны.

Пертес и Майер настаивают, что Альянсу необходимо добиться баланса между убедительными гарантиями безопасности для своих членов в Прибалтике и Центральной Европе (то есть это не должно сказаться на планах по размещению четырех батальонов в Польше, Литве, Латвии и Эстонии), одновременно продолжая диалог и сотрудничая с Россией. И «такие усилия повысят взаимное доверие, не подрывая политику сдерживания». «Российское нежелание втягиваться в диалог будет указывать на желание страны прибегать к военным сюрпризам в будущем, а значит, даже провал такого диалога пойдет на пользу НАТО и балтийским странам. Это, несомненно, лучше, чем не делать ничего», — сказано в публикации.

Давайте признаем, что и сейчас члены НАТО не имеют полной уверенности, что Альянс решится на активацию статьи 5 устава НАТО в случае российских скрытых операций на их территории. Западные специалисты хорошо знают, когда пишут, что Альянс в таком случае скорее прибегнет к жесткому невоенному ответу, дабы избежать большой войны.

Дополнительную взволнованность создает и все еще туманная стратегия администрации Дональда Трампа в отношении НАТО. Отсюда и стремление Польши и балтийских стран развивать региональное сотрудничество в отношениях со Швецией и Финляндией, которые сотрудничают с НАТО, но пока избегают членства. С пониманием стратегических интересов тот же курс был выбран и в отношении Украины. Киев, со своей стороны, в укреплении таких связей должен быть заинтересован еще больше. Но как далеко зайдет такое сотрудничество?

Балто-Черноморская иллюзия и другие «альтернативы»

В ситуации крайнего напряжения членство в Альянсе Украины и Грузии как крайне важных для России государств даже не рассматривается в краткосрочной перспективе. А оккупированные украинские и грузинские территории делают путь в НАТО более извилистым.

Старший научный сотрудник в Институте Брукингса Майкл О`Хэнлон является сторонником идеи, что Украине и Грузии поможет нейтралитет. Путин якобы имеет основания ослаблять эти и другие восточноевропейские нейтральные страны, поскольку им когда-то пообещали членство в Альянсе. И выходом, настаивает О`Хэнлон, должен стать «постоянный нейтралитет» таких государств как Украина, Молдова, Беларусь, Грузия, Армения, Азербайджан, Кипр, Сербия и, возможно, других балканских стран. В таком случае Россия и НАТО должны были бы предоставить им гарантии безопасности, и они и сохранили бы право сотрудничать с НАТО. После вывода войск антироссийские санкции были бы сняты. Однако, отмечает эксперт, нет гарантии, что Путин этой идеей заинтересуется.

С предложением О`Хэнлона не согласен экс-посол США в Украине Стивен Пайфер, сотрудник того же Института Брукингса. Во-первых, как минимум Украина и Грузия выступят против создания такой нейтральной зоны. Во-вторых, «в то время как Россия могла бы сказать, что она будет уважать нейтралитет этих стран, мы можем ожидать привычного вмешательства в их внутренние и внешние дела». Наконец, Россия не признает право нейтральных стран присоединиться к ЕС. Пайфер напоминает, что на момент начала российской интервенции никто не собирался ставить Украину на путь членства в НАТО.

Конечно, наиболее логичной программой-минимум для Украины сейчас является расширение оборонного (и не только) сотрудничества с традиционными союзниками — Польшей и странами Балтии. А также с Румынией, Турцией и другими. Именно к этим странам относится известная идея так называемого Балто-Черноморского Союза, «Межморья» Симона Петлюры и Юзефа Пилсудского.

Впрочем, есть ли основания полагать, что условная Болгария, отказавшаяся в прошлом году от проекта постоянного флота НАТО в Черном море, предусматривающего единую флотилию с турками и румынами, выступит сторонником другого союза со схожими целями в регионе? Ведь продвигало эту инициативу в первую очередь даже не руководство НАТО, а Украина, Румыния и Турция. Несмотря на общую заинтересованность в защите от российской угрозы, между отдельными странами Альянса все еще хватает разногласий. Как между Болгарией и Турцией, или, в меньшей степени, Польшей и Литвой.

Отсутствие у Украины краткосрочных перспектив для членства в НАТО не означает, что это не может и не должно быть нашей стратегической целью, уверена руководитель Программы исследования проблем международной безопасности центра «Украинская призма» Анна Шелест. Ведь перспектива членства — это не только условная гарантия коллективной безопасности, но и необходимость четко определенных реформ и модернизации сектора безопасности.

«Существующих форматов именно институциолизованного аналога — другой международной организации — сейчас нет. ОДКБ не является альтернативой ни по политическим причинам, ни по собственному потенциалу. Балто-Черноморский союз. Во-первых, это пока даже не ясно сформулирована концепция, в которой есть много вариантов развития. Во-вторых, во всех представленных до сих пор инициативах военно-политическое сотрудничество не было среди приоритетов», — прокомментировала для «Апострофа» Шелест.

С другой стороны, дополнительные двух- и многосторонние соглашения с соседями и стратегическими партнерами могут способствовать налаживанию сотрудничества или гарантировать региональную и национальную безопасность. Соответствующие инициативы можно развивать и без отказа от общего стратегического курса на членство в НАТО.

Статьи по темеКак не вызвать противодействие со стороны России?The Wall Street Journal27.02.2017Eсли Россия и НАТО развяжут войнуThe National Interest02.03.2017НАТО и ЕС нужна «большая стратегия»The Financial Times05.03.2017Габриэль заверил Прибалтику в партнерствеDeutsche Welle03.03.2017О НАТО или хорошо, или ничегоБизнес&Балтия01.03.2017«В краткосрочной перспективе Украине целесообразно воспользоваться шведской моделью политики безопасности, которая заключается в тесном евроатлантическом сотрудничестве и достижении военных стандартов НАТО без формального членства в Альянсе. Кроме того, Киеву нужно выступить инициатором новой архитектуры европейской безопасности, которая бы свела к минимуму риск российской агрессии против нашего государства», — соглашается аналитик Международного центра перспективных исследований Евгений Ярошенко.

Практические такое же мнение «Апострофу» высказал председатель правления фонда «Инициатива по исследованию восточноевропейской безопасности» Максим Хилько: «Украине целесообразнее говорить не о поиске альтернативы НАТО, а о параллельных процессах развития регионального военного сотрудничества. Развивать такие вещи, как, например, ЛитПолУкрбриг, акцентируя внимание на системном сотрудничестве, совместных проектах военно-промышленного комплекса, регулярных совместных тренировках, совместных механизмах оповещения об угрозах и постоянных консультациях».

Эту модель можно построить не только в отношениях с Польшей и странами Балтии, но и, например, с Финляндией, Румынией, Болгарией, Турцией.

«При этом не стоит строить иллюзий, что такое региональное сотрудничество может полноценно заменить членство в НАТО, ведь, во-первых, даже совокупная военная мощь стран Восточной Европы несопоставима с военной машиной России; во-вторых, сложно рассчитывать, что кто-то из партнеров будет готов вмешаться в военный конфликт с участием пусть и дружественной страны, но с которой нет союзнических обязательств, подобных пятой статьи Вашингтонского договора. […] Никто из наших более успешных в плане евроатлантической интеграции партнеров не променяет действующие гарантии НАТО на иллюзорные (по крайней мере, пока) проекты», — констатирует Хилько.

«Перспективы интеграции Балто-Черноморского союза, к сожалению, сейчас не слишком радужные. К этому не готовы ни политические элиты в соответствующих государствах, ни население. Это становится очевидным, если посмотреть на данные опросов — кого считают главными внешнеполитическими партнерами те же поляки», — добавил специалист в сфере безопасности. Препятствием в этом плане может стать и то, что та же Польша экономически несравнимо больше связана с Германией, чем с Украиной. Поэтому пока Украине стоит сосредоточиться на параллельной подготовке к членству и углублении регионального сотрудничества. Практически каждая из этих стран или уже является членом НАТО, или стала тесным партнером Альянса с практически полной совместимостью.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан