Вышеградскую группу разделяют Путин и Украина | РИА-Лента
Главная » В Мире » Вышеградскую группу разделяют Путин и Украина

Вышеградскую группу разделяют Путин и Украина

Крайне трудно найти политическую тему, которая разделяла бы государства Вышеградской группы больше, чем отношение к режиму Путина. Чешская Республика наращивает усилия по борьбе с дезинформацией, тогда как Виктор Орбан превозносит российскую модель нелиберальной демократии.

В период, когда в отношениях между НАТО и Российской Федерацией произошло самое сильное похолодание со времен окончания холодной войны и Вышеградская группа решила отправить 150 солдат к российским границам, подходы отдельных стран Вышеградской четверки к Кремлю значительно разнятся.

Польша, традиционно занимающая такую же антироссийскую позицию, как и прибалтийские государства, расценивает геополитические амбиции Владимира Путина как угрозу своему существованию. Словацкие и венгерские лидеры, в свою очередь, занимают в отношении Москвы намного более дружественную и прагматичную позицию. Вернее, венгерское правительство даже не скрывает за маской прагматизма своих пророссийских настроений. Что касается Чешской Республики, то там откровенно пророссийские взгляды отстаивает президент Милош Земан.

Несмотря на то, что после начала украинского кризиса страны Вышеградской четверки следуют главной линии политики Евросоюза, то есть поддерживают санкции и отстаивают территориальную целостность Украины, в позициях этих стран все равно можно найти значительные различия.

В нижеследующей совместной статье читатель может ознакомиться с обзором, в котором освещается отношение стран Вышеградской четверки к России, а также к украинскому кризису.

Чехи борются с пропагандой

Чешская Республика не избежала ухудшения отношений с Россией в последние годы. Аннексия Крыма, нарушившая международное право, и непрекращающаяся война на востоке Украины — вот главные причины того, почему чешское правительство с самого начала поддерживает санкции, введенные Европейским Союзом против России. И эта позиция Чехии остается неизменной.

Однако одна часть исполнительной власти не разделяет этой точки зрения. Президент Милош Земан несколько раз повторил, что введение экономических санкций против Москвы вредит нашему сельскому хозяйству и промышленности. В прошлом году Земан даже сказал, что «санкции — это проявление бессилия».

Его мнение поддерживает и президент Союза промышленности и транспорта ЧР Ярослав Ганак: «Мы должны проявить инициативу и поднять тему отмены антироссийских санкций, прежде всего на уровне Вышеградской четверки», — полагает он.

Экономические санкции против Москвы, конечно, оказали негативное воздействие на товарооборот между Чешской Республикой и Россией. В 2012 году объемы торгового оборота достигали 270 миллионов крон (10 миллионов евро), а в 2015 году — всего 180 миллионов крон (6,6 миллиона евро). С другой стороны, нужно подчеркнуть, что в 2016 году доля чешского экспорта в Россию в общем экспорте ЧР достигала 1,9%.

Интересы чешских предпринимателей, работающих на российском рынке, понятны, однако, несмотря на бизнес-интересы и заявления Земана, позиция чешского правительства не меняется. И, по мнению многих экспертов, это правильно. «Политику правительства ЧР я считаю, в общем-то, правильной. Однако было бы лучше, если бы правительство больше объясняло свою позицию общественности», — полагает Михаел Романцов, политический географ с факультета социальных наук Карлова университета в Праге.

По мнению Романцова, в рамках Вышеградской четверки важнее всего, чтобы позиция ее членов была единой. «В отношении Москвы необходимо проявить единение, заключающееся в неприятии современной российской политики, которая опасна для любого небольшого государства, в особенности для стран, находящихся в области прежнего российского и советского влияния», — добавил политический географ.

Но член Европейского парламента Яромир Штетина (партия TOP 09) настроен более скептично: «Чешская политика в отношении российской агрессии слишком осторожна. Прагматизм перевешивает все усилия, прилагаемые для защиты прав человека и международных норм. Чешские политические лидеры должны требовать ужесточения санкций», — подчеркнул Штетина.

КонтекстКремль уничтожает Вышеградскую четверкуReportér magazín20.01.2015“Пост–Европа” ВышеградаL’Occidentale17.05.2011
По его мнению, образцом для нас должно стать польское отношение к Кремлю. «Страны Вышеградской четверки должны следовать примеру Польши, осознавать риски для собственной безопасности и теснее сотрудничать с НАТО. Я бы приветствовал присутствие военных подразделений НАТО на территории ЧР», — сказал Яромир Штетина.

Дезинформация оказывает большое воздействие

Но речь не только о Крыме, войне на Украине и экономических санкциях. В последнее время мы, жители Чешской Республики, ощущаем растущую потребность бороться с информационной войной, которую ведет Россия и не только она. Из опросов общественного мнения следует, что многие чехи верят непроверенным и недостоверным сообщениям. Таким образом, действия, предпринимаемые чешским правительством в этом отношении, обоснованы.

Например, из опроса, проведенного агентством STEM в июне 2016 года, следует, что половина чехов убеждена: в миграции из Сирии виноваты Соединенные Штаты. А 25% граждан доверяют так называемым альтернативным СМИ, то есть дезинформационным сайтам. Почти 40% чехов уверено, что Вашингтон виноват и в украинском кризисе.

В связи с этим Министерство внутренних дел создало Центр по борьбе с терроризмом и гибридными угрозами, который должен бороться, в частности, с дезинформацией и пропагандой. Это первый проект подобного рода в стране-члене Европейского Союза.

Подобный проект под названием East StratCom Tak Force, созданный для борьбы с российской дезинформационной кампанией, уже работает на евросоюзном уровне. Одним из его сотрудников является чешский журналист Якуб Каленский. Но, по его словам, лучшим методом борьбы с российским влиянием является создание центров, подобных пражскому, во всех странах ЕС. Полагаться всецело на центральный орган не стоит.

Существование гибридных угроз, исходящих от Москвы, подтверждает и Барбора Кнаппова из пражского Института исследований в сфере безопасности. «Чаще всего в этой связи говорят о распространении дезинформации на так называемых альтернативных сайтах. Но спектр действий, предпринимаемых Россией для влияния на общественное мнение, намного шире. К примеру, налаживаются связи с некоторыми политическими партиями и поддерживаются экстремистские движения и группировки с правой и с левой стороны политического спектра, включая военизированные формирования. Кроме того, используются финансовые и экономические инструменты», — отмечает Кнаппова.

И здесь на сцену опять выходит Милош Земан, который резко критикует создание Центра по борьбе с терроризмом и гибридными угрозами, подчеркивая, что ни у кого нет монополии на правду. В недавнем интервью Чешскому телевидению Земан также высказал свои сомнения в опасности кибернетических атак, сказав, что «болтовня о разнообразных кибернетических атаках вошла в моду». И все же чешское правительство по-прежнему не поддается влиянию Земана.

Польша: отношения достигли нулевой отметки

У Варшавы с Москвой сложились не лучшие отношения. Важной, но не единственной, причиной является общая и чрезвычайно непростая история двух стран, включая недавний период холодной войны. Однако есть и другие причины. Учитывая общее ухудшение отношений между Западом и Россией в последнее время, Варшава испытывает опасения из-за растущего числа российских военных учений.

«Сегодня поддерживаются только рабочие билатеральные отношения. Все из-за российской политики на Украине, а также из-за отношений между Кремлем и западными странами. И с этим одной Польше не справиться», — сказал директор варшавского отдела Европейского совета по международным отношениям Петр Бурас.

Польша всегда была очень убедительна в том, что касается осуждения российской аннексии Крыма и нарушений Россией международного права. Такой подход вылился в поддержку Польшей мощной кампании, отстаивающей антироссийские санкции на международной арене, включая Европейский Союз.

В том числе из-за этого сегодня отношения далеки от дружественных, и открытым пророссийским мнениям крайне трудно найти поддержку в среде польской политической верхушки. Однако это не означает, что Польша избежала многих пророссийских дезинформационных кампаний.

«Учитывая нашу общую историю, может показаться, что мы более устойчивы к разного рода дезинформационным кампаниям, но на самом деле мы тоже им подвержены. И хотя у нас Россия не может использовать явно пророссийских политиков, она добивается успеха, нанося удар по нашим слабым местам», — заявила Марта Ковальска, научный сотрудник польской организации Pułaski Foundation.

Прохладными можно назвать также отношения в экономической сфере. Российский газ, а в меньшей степени и российская нефть, по-прежнему являются значимой составляющей польской энергетики. Кроме того, Россия была очень важным экспортным направлением для многих польских производителей, работающих, прежде всего, в сельском хозяйстве.

Но в последнее время ситуация изменилась. Несмотря на то, что Польша по-прежнему остается одним из 12 наиболее значимых российских партнеров, польский экспорт в Россию и российский импорт в Польшу год от года сокращаются. Это касается и экспорта польской машиностроительной продукции, что оказывает на польскую экономику негативное воздействие. Кроме того, из-за антироссийский санкций значительно сократился экспорт сельскохозяйственной продукции.

Найти общий язык с Украиной сложно

Польско-украинские отношения, несмотря на поддержку со стороны Варшавы, оказываемую Украине с самого начала событий на Майдане и переговоров об ассоциации с ЕС, после смены правительства в 2015 году несколько осложнились. Официально польское правительство, по словам премьер-министра Беаты Шидло, «считает свободную и независимую Украину гарантией польской безопасности», и для достижения этой цели Варшава хочет создавать билатеральные проекты и налаживать сотрудничество с Киевом. Тем не менее ситуация не настолько однозначна, как может показаться.

Польше и Украине трудно найти общий язык. Это связано, в первую очередь, со сложной историей. Изменить восприятие этими странами друг друга часто мешают политические воспоминания. Например, украинские националисты по-прежнему настаивают на том, чтобы украинцы прославляли своих героев, которых Варшава, однако, считает преступниками. С другой стороны, польский Сейм продолжает расценивать украинское сопротивление в 1943 — 1945 годах как акт геноцида.

Российская дезинформационная кампания отношений не улучшает

Именно поэтому поляки настолько восприимчивы к российской дезинформационной кампании. «Москва хочет еще больше навредить польско-украинским взаимоотношениям и поэтому часто концентрируется именно на истории этих двух стран», — добавила Ковалска.

Лукаш Ясина из Польского института международных дел отмечает, что «после революции на Майдане Польша заняла в отношении Украины весьма прагматичную позицию. Для Украины же отношения с Польшей важны настолько, насколько полезными они могут быть. Именно этим и объясняется нынешнее весьма прохладное отношение Киева к Варшаве. Из-за напряженности между польской консервативной партией и Брюсселем украинцы понимают, что Польша больше не может быть сильным защитником украинских интересов на уровне ЕС».

Рост напряженности между Польшей и Украиной, возможно, продолжится в ближайшие месяцы, что увеличит вероятность дипломатического конфликта. Но Ковалски считает, что и российско-польские отношения останутся впредь де-факто прохладными, и что «перспективы их улучшения в ближайшее время нет».

Словакия колеблется, но санкции поддерживает

Пророссийские настроения в Словакии берут начало еще в середине 19 века. Похоже, свою роль они играют и в современной словацкой политике, ведь исторический опыт Словакии отличается от ее соседей. Во время братиславского саммита в сентябре прошлого года премьер-министр Словакии Роберт Фицо заявил, что «Украина делает для выполнения минских договоренностей меньше, чем Россия», тем самым вызвав большой резонанс.

Кроме того, Фицо также не раз ставил под сомнение смысл антироссийских санкций. И все же на уровне ЕС в этом вопросе Словакия примкнула к единой позиции союза. Мнение президента Словакии Андрей Киска по этой проблематике значительно отличается от позиции премьера Фицо. Подобная ситуация остается практически неизменной со времен российской аннексии Крыма.

Александр Дулеба из словацкой Ассоциации по международной политике напоминает, что премьер-министр Словакии смог найти общий язык с Украиной в том, что касается отказа от реализации проекта «Северный поток 2», но вместе с тем принял участие в торжествах в честь годовщины окончания Второй мировой войны в Москве. Президент Киска, напротив, не раз поддерживал единую евросоюзную позицию и отстаивал необходимость продолжать санкции. Промежуточную позицию занял министр иностранных дел Мирослав Лайчак.

Дулеба также отмечает, что на самом деле именно Словакия дала возможность Украине перестать импортировать российский газ. «Это подтверждает важность Словакии для энергетической безопасности Украины. Поэтому действия Словакии следует расценивать как явную поддержку, особенно в контексте конфронтации с Россией», — добавил Дулеба.

Общество расколото

В статье, подготовленной при финансовой поддержке фонда Heinrich Böll Foundation и опубликованной в марте 2016 года, приводятся результаты соцопросов, которые провел Институт социальных исследований (IVO). Один из авторов этой коллективной вышеградской публикации, Гигорий Месежников, заявил: «Мы воспринимаем российско-украинский конфликт как испытание для нашего общества, нашей внешней политики и политиков».

Тогда Словакия была единственной страной Вышеградской четверки, где граждане доверяли России больше, чем США (33% против 23%). «Можно утверждать, что словацкая общественность традиционно испытывает к России большую симпатию, чем соседи Словакии. Позиции словацкой общественности присуща амбивалентность и акцент на собственные прагматичные сиюминутные интересы. Ценностная оценка с долгосрочной перспективы отходит на второй план», — написали в публикации Месежников и Ольга Гиарфашова.

По прошествии года мнение о том, что лучше было бы отказаться от антироссийских санкций, мы слышим все чаще и отчетливее — даже из уст премьер-министра Словакии Фицо, как заявил Месежников серверу EurActiv.sk. Но если Россия вновь решит напасть на Украину, общественность, скорее всего, встанет на сторону Киева. Однако важнее всего то, как к ситуации отнесутся высокопоставленные политики, и как о конфликте будут информировать СМИ.

Новая группа по борьбе с пропагандой?

В Словакии, как и в других странах Вышеградской четверки, существуют десятки СМИ, распространяющих российскую пропаганду. Эксперт из Словацкого института политической безопасности (SSPI) Ярослав Надь занимается этой проблемой уже более трех лет. За это время он узнал, что даже в разделе комментариев и дискуссий на разных информационных сайтах часто публикуются мнения, заказанные и оплаченные из-за рубежа, и весьма вероятно, что деньги на подобную работу в интернете поступают из России. Два года назад эту информацию подтвердил министр внутренних дел Роберт Калиняк, сказав, что в Словакии существуют «информационные каналы», которые стремятся подорвать доверие Словакии к евроатлантическим структурам.

Пресс-секретарь Министерства внутренних дел Михаела Пауленова заявила, что тема гибридной войны будет затронута в новой редакции словацкой стратегии безопасности. Однако Пауленова не рассказала, планирует ли министерство создать специализированный орган, который займется борьбой с дезинформацией, как то было сделано в Чешской Республике.

Пауленова все же добавила, что за «определенным элементам, на которые направлена российская пропаганда, и с которыми связана неприязнь к ЕС и НАТО», следят специалисты Национального центра безопасности и аналитики. Там работают представители главных государственных органов безопасности. Пресс-секретарь Министерства внутренних дел Словакии также заявила, что для преодоления рисков, связанных с распространением экстремистской пропаганды в киберпространстве, был создан проект под названием EMICVEC (Effective Monitoring, Investigation and Countering of Violent Extremism in Cyberspace).

Венгрия хочет быть оплотом перемен в европейско-российских отношениях

С начала украинского кризиса Владимир Путин и Виктор Орбан встречались уже три раза в течение двух лет. Последняя из этих встреч состоялась второго февраля 2017 года, когда российский президент посетил Будапешт. Частоту и характер этих встреч Путина с Орбаном не сравнить с другими европейскими лидерами, и это говорит о том, что венгерское правительство заняло в отношении российского руководства особенную позицию.

«В основе этих отношений нет взаимного доверия. В 1988 — 2009 годах Виктор Орбан был одним из самых ярых противников России. И Москва об этом не забыла», — заявил специалист по России и профессор католического университета Петера Пазманя Андрас Рац.

Но прежняя антироссийская позиция Орбана исчезла практически сразу же после его встречи с Путиным в 2009 году. Что произошло во время той встречи, остается загадкой. Рац уверен, что российско-венгерские отношения формируют ассиметричную систему, основанную на сиюминутных интересах. Так, цель венгерского правительства — обеспечить дешевые поставки энергоносителей, и это добавляет Орбану политических очков. Цель же Кремля заключается в отмене евросоюзных санкций.

Прагматизм, основанный на венгерской энергетической зависимости от России, всегда был решающим фактором при создании правительственной стратегии взаимодействия с Москвой. И одним из важнейших пунктов современных российско-венгерских отношений является отчасти строго секретный проект АЭС «Пакш», который будет финансироваться за счет российских кредитов. Обеспечение дешевых поставок газа на продолжительный срок помогло Орбану переизбраться в 2014 году.

«Я бы рассматривал Венгрию как часть российской сферы влияния, а также как государство, в которое Россия хочет инвестировать свои средства. Но Путин ожидает кое-чего взамен», — полагает Дьердь Андраш, главный научный сотрудник Международного экономического института.

Российская агрессия? Бояться нечего…

Точка зрения Будапешта очень отличается от весьма радикальной позиции Польши и прибалтийских государств. Ведь кризис на Украине Венгрия не расценивает как индикатор того, что и другие страны находятся под угрозой. Во время совместной пресс-конференции с Путиным Виктор Орбан зашел так далеко, что стал расхваливать успехи венгерско-российских экономических отношений, которые удается поддерживать даже в период, когда на западе европейского континента царят антироссийские настроения. Подобную позицию западных государств Орбан назвал «модной антироссийской политикой».

Говоря об украинском кризисе, Орбан лишь подчеркнул важность исполнения минских договоренностей, тем самым практически релятивизировав российскую агрессию и одновременно раскрыв официальную позицию правительства, которое поддерживает украинский территориальный суверенитет.

«Позиция венгерского правительства, не раз подчеркивавшего значимость Минска 2, полностью устраивает Москве. Ведь в этих договоренностях Россия не выступает как участвующая сторона, а их предметом является совсем не аннексия Крыма. Поэтому минский договор не может стать основой для будущего урегулирования ситуации на Украине», — заявил специалист по России Биро Ш. Золтан.

Кабинет Орбана считает, что роль Венгрии — стать оплотом перезагрузки в европейско-российских отношениях. Вместе с тем венгерские власти не раз отмечали, что мы должны отказаться от евросоюзных санкций. Это подтолкнуло российский пропагандистский канал Sputnik к тому, чтобы назвать Венгрию «тараном» Кремля. Представители партии «Фидес» утверждают, что из-за санкций Венгрия понесла большой экономический ущерб.

«Политика санкций влияет на состояние не только российской экономики, но и экономики стран, бывших республиками СССР, которые поддерживают тесные связи с современной Россией, что, в свою очередь, имеет негативные последствия для Венгрии. Ущерб оценивается в 6,7 миллиардов долларов, если учитывать сокращение экспорта товаров и услуг», — заявил заместитель государственного секретаря по отношениям со странами Востока Жолт Чутора.

Правительство признает, что эти данные основаны не на реальных показателях 2013 года, а на прогнозе предполагаемой экономической деятельности в 2014 —2016 годах в условиях отсутствия санкций. Золтан Ш. Биро убежден, что эти нереальные данные приводятся для того, чтобы всегда был предлог для критики санкционной политики.

Российская нелиберальная демократия — наш образец

Однако почти регулярные российско-венгерские саммиты посвящаются и неэкономическим вопросам. В 2014 году Орбан заявил об успехе российской нелиберальной модели правления и, похоже, сам следует российскому примеру, прежде всего в том, что касается ограничений свободы СМИ и действий, направленных против организаций гражданского общества, которые якобы «стремятся свергнуть правительство» и являются «иностранными агентами».

Кроме того, риторика венгерского правительства никогда не касается информационной войны, поскольку ее воспринимают как часть российской борьбы. Подобная позиция, если сравнивать с другими странами в этом же регионе, очень специфична, но продолжает существовать, несмотря на то, что министерства иностранных дел и торговли опубликовали доклад о том, что российская пропагандистская машина использует Венгрию как инструмент для борьбы с западными ценностями и ЕС.

Доказательством растущего политического влияния может быть и тот факт, что российское влияние в Венгрии недостаточно расследовано — даже в тех случаях, когда под угрозой оказывается венгерская и региональная безопасность из-за вмешательства российских спецслужб. Пример — история с радикальной правой полувоенной организацией, которая связана с «российскими дипломатами». Даже в этом случае венгерское правительство не предприняло никаких шагов, чтобы доказать или опровергнуть предполагаемую связь группировки с Кремлем. И вряд ли, учитывая нынешние взаимоотношения, подобные шаги будут предприняты в будущем.

Настроения высшего политического руководства уже распространились и в венгерском обществе: всего 32% венгров заявило в ходе опроса общественного мнения, что Венгрии следует быть частью Запада. С другой стороны, граждан, которые ориентируются исключительно на Восток, не так уж много (всего 6%). 50% респондентов заявило, что видит место своего народа между Западом и Востоком, по крайней мере, в том, что касается геополитики и культуры.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан