Черные лебеди, выбор Трампа и развал СССР | РИА-Лента
Главная » В Мире » Черные лебеди, выбор Трампа и развал СССР

Черные лебеди, выбор Трампа и развал СССР

Многие, наверняка, узнают отсылку к впечатляющей книге о позднем социализме Алексея Юрчака «Все было навсегда, пока не кончилось». В ней говорится о наблюдении: как в поздний советский период советские граждане считали, что советский социализм вечен. И лишь, когда его не стало, оглядываясь назад, они смогли назвать причины произошедшего.

Так себя чувствовали не только советские граждане, но и посторонние наблюдатели. Более того, ученых и даже разведывательные службы США и Запада рьяно критиковали за то, что те не предсказали падение коммунизма в СССР и Восточной Европе. Собственно, буквально вчера я читал статью Foreign Policy, о том, что кремлеведов «преследуют» за «легендарную неспособность предвидеть одно из наиболее значимых геополитических событий XX века — развал Советского Союза и коммунизма».

Я не уверен, что их действительно «преследуют», по крайней мере, со мной такого не случалось. Но если это так, то этого быть не должно. Наоборот, предположение и советских граждан, и наблюдателей из других стран, что «все навсегда» было вполне обоснованным и все заявления постфактум, дескать, произошедшее было ожидаемо, не просто неверны, но и отражают типичное когнитивное искажение. Последнее проанализировано в некоторых исследованиях по психологии на тему когнитивных искажений и иррациональности при принятии решений.

У развала Советского Союза есть, по крайней мере, одна обща черта с избранием Дональда Трампа президентом: маловероятный результат с серьезными последствиями. То есть, черный лебедь.

Несколько моментов, прежде чем углубиться.

КонтекстНовый указ Трампа: что изменилось?CNBC07.03.2017Россия: битва патриотовAftenposten06.03.2017Трамп — нарцисс?Politiken06.03.2017Новая тактика Трампа-оратораThe New York Times03.03.2017Мои примечания написаны под влиянием увлекательных книг для неспециалистов в принятии решений, из них я бы рекомендовал четыре: «Отмененный проект» Майкла Льюиса; «Суперпрогнозирование» Филипа Тетлока и Дэна Гарнера; «Сигнал и шум» Нейта Сильвера, которая попала в список бестселлеров The New York Times и «Черный лебедь» Нассима Талеба (более спорная, чем остальные, но с интересными идеями).

Второе, несколько слов о разнице между риском и сомнительностью.

Представьте, что кто-то говорит вам: шансы получить прибыль 50/50. Как вы это понимаете? Например, вспоминаете подброшенную монетку. В таком случае вы можете быть практически уверены, что шансы и в самом деле есть, и ни дополнительная информация, ни альтернативный метод анализа, этого не изменят. Это риск.

Теперь представьте, что жена говорит вам: «Шансы «Патриотов» выиграть Суперкубок — 50/50». Если честно, моя супруга практически ничего не знает о футболе и еще меньше о Патриотах. То есть она вам говорит, что она ничего не знает об игре и в любом случае не может проанализировать информацию, даже если она у нее есть. Так что она не представляет, каковы шансы на самом деле. Даже немного дополнительной информации или какие-то знания, могли бы изменить ее предположение. Это сомнительность.

Идея в том, что прогнозы политических событий всегда из области сомнительного, причем в значительной степени, и качественная информация или анализ могут снизить уровень сомнений, например, в результатах выборов. Выборы Трампа показали, как сомнительны шансы, приписываемые статистическими моделями и тотализаторами.

Эдвард Уокер, профессор политологии в Калифорнийском университете (Беркли).

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан