В преддверии Февральской революции в Финляндии стояли в очередях за хлебом и строили укрепления | РИА-Лента
Главная » В Мире » В преддверии Февральской революции в Финляндии стояли в очередях за хлебом и строили укрепления

В преддверии Февральской революции в Финляндии стояли в очередях за хлебом и строили укрепления

В Финляндии в начале 1917 года, в преддверии Февральской революции, царили настроения, никоим образом не предвещающие скорых перемен.

В Европе, тем временем, уже четвертый год продолжалась война, уносившая жизни миллионов людей. Например, Россия мобилизовала для участия в войне 16-18 млн человек, но не из Финляндии.

Великое Княжество Финляндское, в отличие от других частей Российской империи, оставалась в стороне от сражений. Причиной тому послужило недоверие к финнам со стороны России и упорство самих финнов. Дело в том, что финский народ уже на протяжении многих лет оказывал стойкое сопротивление политике русификации, проводимой царской администрацией в Финляндии.

Первый период ущемления прав финнов пришелся на первые годы нового столетия, а в новое наступление на права финнов царская администрация пошла после начала Первой мировой войны, в конце 1914 года.

Финны и русские совершенно по-разному понимали автономный статус Финляндии. Финны считали, что речь идет о конституционной борьбе за права нации, в то время как в России считали, что речь идет о единстве и обороне государства.

У Великого княжества Финляндского была своя армия, однако ее ликвидировали в начале 20-го века, в первый период русификации. В России опасались, что финская армия в критический момент может оказаться нелояльной по отношению к империи, и было принято решение о ее роспуске.

Призывники устроили забастовку — вместо службы в российской армии финны платили «военные миллионы»

Император Николай II летом 1901 года издал манифест о воинской обязанности, в соответствии с которым финнов обязали принять участие в обороне границ империи. На основании данного манифеста были расформированы практически все подразделения финской армии, и все ее имущество было безвозмездно передано России.

Вместо собственной армии финнов хотели отправить служить в российскую армию. В соответствии с новым законом, первая призывная кампания должна была состояться в 1902 году. Сенат одобрил инициативу царя, однако финны массово выступили против нее. Организатором сопротивления стала группа молодых активистов, которые в 1901 году создали орган пассивного сопротивления, получивший название Kagaali, Кагал. Первоначально этот термин на иврите Кахал, ‏קָהָל‏‎ («собрание народа, сход») использовался российской консервативной прессой для высмеивания антироссийской деятельности финских активистов.

На первых порах Кагал распространял листовки, публично выступал против призыва и занимался идеологической деятельностью, но позже перешел и к формам активного сопротивления, в частности, приобретал оружие и проводил стрельбы.

В 1902 году в Финляндии по инициативе Кагала прошла серия акций гражданского неповиновения, которые по-фински назывались kutsuntalakko («призывная забастовка»). Около 65 священников финской Евангелическо-лютеранской церкви отказались прочитать указ о призыве в церквях, и примерно в половине финских муниципалитетов население активно выступало против призыва.

В апреле 1902 года сопротивление вылилось в уличные беспорядки, в частности, в Хельсинки. Митингующие собрались на Сенатской площади возле здания полицейского участка. Они выражали свой протест против политики российской власти свистом и оскорблениями в адрес жандармов. После того, как конной полиции не удалось взять ситуацию под контроль, Нюландский губернатор, генерал М. Кайгородов отдал казакам приказ о разгоне митинга. На Сенатскую площадь были направлены 100 казаков, при появлении которых большинство людей разошлись. Однако несмотря на то, что на площади остались лишь немногие, Кайгородов все же отдал казакам приказ оттеснить людей силой. В результате большое количество людей, в том числе, женщины и дети, пострадали. Действия казаков вызвали гнев среди тех, кто наблюдал за происходящим, и финны забросали казаков камнями, а кто воспользовался и холодным оружием.

Губернатору доложили, что вечером на площади ожидается прибытие большого количества людей после окончания рабочей смены, и ситуация грозила выйти из-под контроля. В результате у губернатора хватило ума отозвать с площади казаков, и ситуация успокоилась.

Итогом акций неповиновения стало то, что воинскую обязанность для финнов вводить не стали, но финны должны были платить в государственную казну денежную компенсацию, т. н. «военные миллионы» в размере 20 млн марок. Резко против этого выступило, в частности, финское рабочее движение.

Тем не менее, финские историки считают, что эти миллионы спасли жизнь десяткам тысяч финских мужчин, которым в итоге не пришлось отправляться на фронт Первой мировой.

Этой участи не избежали представители других народов-меньшинств, населявших Российскую империю. Например, с территории нынешней Эстонии на войну были отправлены около 100 тысяч человек.

При этом следует помнить, что в рядах российской армии все же сражались и финны. Речь идет примерно о тысяче добровольцев, а также о финских офицерах, служивших в ту пору в царской армии. Самый знаменитый из них — на тот момент еще безвестный генерал К. Г. Э. Маннергейм, впоследствии ставший маршалом и президентом Финляндии. В начале 1917 года его 12-я кавалерийская дивизия сражалась в горах Восточных Карпат, на территории нынешней Румынии. В конце января 1917 года дивизию перевели в резерв в Бессарабию в Кишинэу (Кишинев).

Казаки за Полярным кругом вызывали восхищение среди финских женщин

По причине отсутствия у финнов собственной армии, в страну были направлены десятки тысяч российских солдат. Русские с самого начала войны опасались высадки с моря немецкого десанта и дальнейшего наступления на Петроград, и в 1917 году эти страхи усилились. В Финляндии находилось не менее 50 тысяч российских солдат сухопутных войск, а также крупные военно-морские базы российского Балтийского флота.

Также на север Финляндии, в город Рованиеми, что за Полярным кругом, были направлены сотни российских солдат с разных концов Российской империи.

«Рованиеми был как большой бурлящий международный котел с самыми разными людьми. Местные жители затерялись в этом людском море, их невозможно было различить среди большого количества военных в городе. Казаки-уланы скакали на своих красивых конях, киргизы — на своих маленьких пони, кавказские красавцы с прекрасной осанкой обращали на себя восхищенные взоры из окон». (Из записок жительницы Оулу Айно Тойвонен)

Китайцы строили укрепления в Финляндии

В годы Первой мировой войны в Финляндии проводились масштабные работы по строительству военных укреплений. Для местного населения они означали возможность трудоустройства и хорошего заработка, но строительные работы породили и явления, которые вызывали беспокойство среди местного населения.

На первых порах упор делался на строительство укреплений в Хельсинки и в других местах на южном побережье, но в дальнейшем траншеи и защитные сооружения строились также во внутренних регионах Финляндии.

Строительные работы оказали очень положительное влияние на ситуацию с занятостью и экономику страны в целом. В начале 1917 года на строительстве укреплений трудилось около 30 тысяч человек.КонтекстКак Николай II финнов разозлилYle18.02.2017Независимость сделала финнов спортивнееIltalehti.fi02.02.2017У 99-летней Финляндии проблемы с памятьюIlta Sanomat19.12.2016

В поисках работы в Хельсинки отправился и Франс Куусела из Лоймаа:

«В Хельсинки я сразу нашел работу на судоверфи в Свеаборге. Работа заключалась в рытье земли и очистке почвы от камней. Еще я строил укрепления в разных районах Хельсинки, в Оулункюля, Гранкулла, Питяйянмяки. Зарплата — 50 пенни в час.» (Из воспоминаний Куусела, аудио-запись в Рабочем архиве)

За строительство укреплений платили по тем временам неплохо, по крайней мере, для финнов.

«На стройке был самый разный народ. Помимо русских были, например, китайцы. Финские рабочие приехали со всех концов страны. Китайцев было довольно много, и их можно было часто встретить на улицах Хельсинки. Они имели обычай украшать себя лентами, которые они брали на городских кладбищах. На лентах были обычные траурные тексты». (Из воспоминаний Франса Куусела)

Китайцы вызывали удивление и даже страх среди местных жителей. Все это подогревалось различными слухами. Профессор Элиэл Аспелин-Хаапкюля писал в своем дневнике:

«Их присутствие здесь — величайшая опасность для общества. Женщины и дети не осмеливаются выходить на улицу с наступлением темноты».

«Платят китайцам по 60 пенни в день. В пищу им годятся кошки, крысы, лягушки и дождевые черви. Им здесь холодно, они очень плохо одеты. Они постоянно спрашивают: „Неужели зима никогда не кончится?!“».

Помимо китайцев в Финляндии трудились и проживали тысячи других иностранцев, в основном, русские. В то же время около 20 тысяч финнов жили или работали в столице Российской империи Петрограде.

К началу 1917 года в Финляндии начала ощущаться нехватка продовольствия

Начало третьего года войны ознаменовалось для жителей финских городов усиливающейся нехваткой продовольствия. Финляндия была полностью зависима от поставок зерна из-за рубежа, и мировая война привела к прекращению импорта из многих стран, в том числе, из Германии. Когда также поставки из России столкнулись с трудностями, ситуация начала быстро ухудшаться в финских городах.

Дефицит продовольствия привел к конфликту между городским и сельским населением. В городах испытывали нехватку продуктов и злились на сельских жителей, которые, по мнению многих, жировали, а в деревнях крестьяне не понимали, почему им нужно отдавать свою продукцию за бесценок, только для того чтобы горожане получали зерно по дешевой цене.

Несмотря на то, что Финляндия была животноводческой страной, в магазинах трудно было найти молоко и сливочное масло, так как эта продукция уходила на черный рынок и на экспорт в Петроград, где за них платили больше.

Мясо, в свою очередь, стремительно исчезало с прилавков, так как примерно половина всего мяса конфисковывалась на нужды российской армии.

Самую большую угрозу для продовольственного снабжения населения представляло, однако, то, что Финляндия почти полностью зависела от импорта зерна. Почти все зерно, необходимое для выпечки хлеба, поставлялось из России. Финские власти подсчитали, что Финляндии нужно 170 вагонов зерна, муки и сахара из России каждый день!

Власти пытались взять ситуацию под свой контроль путем введения разных ограничительных мер, в частности, регулирования цен и нормирования отпуска продовольствия. К началу 1917 года в крупных городах ввели карточную систему распределения продовольствия. По карточкам отпускались сахар, сливочное масло, молоко и мясо.

Также деньги стремительно обесценивались. Инфляция стала следствием дисбаланса в экономике. С одной стороны, военная экономика переживала свои золотые годы. Воюющей Российской империи нужны были пушки, корабли, нижнее белье, носки, и финская промышленность получила огромное число заказов.

Денег в обращении вращалось много, но в ситуации, когда в стране не хватало продовольствия и материалов, они быстро и стремительно обесценивались. Первыми взбунтовались заводские рабочие, которые начали требовать повышения зарплаты. Например, в Турку рабочие деревообрабатывающих заводов потребовали повысить зарплаты как минимум на 100% в начале 1917 года.

Забастовками была охвачена и столица Российской империи Петроград: в конце февраля по старому стилю (в начале марта — по новому) в финских газетах писали о стачке на Путиловском заводе — крупнейшем артиллерийском заводе страны, на котором работало 36 тысяч человек. Также в финских газетах писали о хлебных бунтах в российской столице.

О скором наступлении независимости мечтала немногочисленная группа активистов

Тревожные настроения начали охватывать жителей Финляндии, но, несмотря на это, в начале 1917 года мало кто мог предвидеть, чем события в скором времени обернутся для всех жителей Российской империи. Более того, о скором наступлении независимости Финляндии на тот момент мечтали лишь немногие.

Конкретно такие мысли вынашивали лишь активисты, действовавшие в подполье, в том числе, в рядах движения егерей.

Егерское движение возникло в начале 20-го века как ответная реакция на политику русификации. По мнению активистов, беззаконное положение давало им право отвечать на насилие насилием.

Движение егерей привлекало в свои ряды в особенности студенческую молодежь. Первые группы добровольцев тайно отправились в Германию для получения военного обучения в начале 1915 года, а в конце того же года в Финляндии началась тайная вербовка по всей стране.

Весной 1916 года из группы финских добровольцев сформировали Прусский Королевский батальон егерей № 27 под руководством майора Максимилиана Байера.

Российские власти узнали о действиях егерей осенью 1915 года, и в Финляндии начались аресты. Многих задержанных отвезли в Петроград в Дом предварительного заключения, известный как «Шпалерка», и на свободу они вышли лишь после Февральской революции.

В начале 1917 года финские егери находились на Рижском фронте. Батальон перевели в Митаву (ныне — Елгава), что на территории нынешней Латвии, и финнам был отдан приказ формировать лыжные отряды с целью проникновения в тыл врага. Финны, однако, сочли, что риск, связанный с этой операцией, слишком большой, и десятки финнов отказались выполнить приказ. Одного взбунтовавшего финского егеря расстреляли перед своей частью, а десятки были отправлены в стройбат на территорию Германии.

Тем временем в Финляндии народ жил обычными, повседневными заботами: где и как раздобыть пищу, что делать со стремительно обесценивающими деньгами, как дожить до следующего лета при пустом погребе и отсутствии дров.

Из столицы империи все сильнее доносился мятежный гул, беспокойство нарастало и среди находящихся в Финляндии российских военных. До исторических событий конца февраля оставались считанные дни.

Источники: Статья журналиста Yle Эско Вархо «Tammikuu 1917: Uppiniskainen kansa» (22.1.2017); Wikipedia

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан