Нидерланды боятся Еврабии | РИА-Лента
Главная » В Мире » Нидерланды боятся Еврабии

Нидерланды боятся Еврабии

Каким образом либеральный оплот Европы дошел до ожесточенной культурной войны с исламом?

«Это наша земля, и если вы не можете жить по нашим правилам, убирайтесь к черту назад в ваши страны и к вашей культуре». Пим Фортёйн (Pim Fortuyn), погибший лидер правой популистской партии «Список Пима Фортёйна» (Pim Fortuyns Liste)

В начале января нидерландский премьер-министр Марк Рютте (Mark Rutte) обратился с посланием к народу страны. Послание было опубликовано в качестве анонса в ведущих газетах страны и содержало недвусмысленное обращение к мигрантам, находящимся в стране.

Рютте писал, что ему надоели люди, «которые преследуют гомосексуалистов, кричат вслед девушкам в мини-юбках и называют обычных голландцев расистами». Рекомендации премьер-министра мигрантам были четкими: ведите себя нормально или убирайтесь.

Желание запретить Коран и закрыть мечети

Отчаянный шаг Рютте показывает, почему Геерт Вильдерс (Geert Wilders) в настоящее время является наиболее влиятельным политиком. Либеральная партия Рютте (VVD) ведет ожесточенную войну с Партией свободы Вильдерса (PVV) за то, чтобы стать самой большой партией Нидерландов на парламентских выборах 15 марта.

Согласно опросам общественного мнения, в настоящее время популярность Вильдерса немного падает, но все указывает на то, что его партия PVV идет к рекордно высоким результатам на выборах. Однажды утром голландцы могут узнать, что формирование нового правительства в стране поручено человеку, который хочет запретить Коран, закрыть мечети и называет пророка Мохаммеда «больным педофилом».

Страна, отличавшаяся ранее религиозной терпимостью

Ожесточенные дебаты в связи с исламом особенно удивительны, поскольку Нидерланды, с исторической точки зрения, известны как страна религиозной терпимости. Один из великих мыслителей либерализма Джон Локк (John Locke) сформулировал идеи, которые должны были стать основой современного понимания религиозной свободы — и которые уже тогда существовали в Нидерландах.

Главным врагом Нидерландов всегда было Северное море: их самый большой страх заключается в том, что дамбы не выдержат, и страна уйдет под воду. Но сейчас создается впечатление, что голландцы все больше и больше боятся, что их страна будет затоплена мусульманами.

Кризис национальной идентичности

У правого популизма Нидерландов глубокие корни. Он начался несколько десятилетий назад боязнью конфликта в вопросе о миграции в комбинации с провальной интеграционной политикой.

Потом был убит эксцентричный правый популист Пим Фортёйн, а затем и кинорежиссер Тео ван Гог (Theo van Gogh). После этого Нидерланды оказались в кризисе национальной идентичности, из которого они до сих пор пытаются найти выход.

Кризис является насколько глубоким, что один из ведущих интеллектуалов страны написал, что «нас, которым принадлежит эта земля, становится все меньше и меньше, и это грозит тем, что она уйдет от нас всех».

Нападение на основы

Пим Фортёйн как комета ворвался в политику Нидерландов во время избирательной кампании 2000 года. Его популярность объясняется тем, что он с необычной риторической силой и харизмой напал на основы нидерландской политической системы.

Первым объектом нападения стала политическая система, отличавшаяся крайней степенью сотрудничества элиты. Вторым — либеральная миграционная политика в связке с мультикультурной интеграционной политикой, которая призывала мигрантов сохранять свою культуру и свои обычаи.КонтекстНидерланды теряют терпениеDie Welt01.03.2017Голландцы против иммигрантовBloomberg27.02.2017Вилдерс собирается запретить КоранHandelsblatt13.02.2017

Соединение масштабной миграции с ограниченной интеграцией создало значительные проблемы с безработицей, конфликтами на основе ценностей, преступностью и возникновением гетто.

Секрет Фортёйна

Фортёйн заложил основы особого нидерландского варианта правого популизма, объединяющего либеральные позиции и сильную критику ислама. Фортёйн был открытым гомосексуалистом, бывшим коммунистом и профессором социологии.

Он идентифицировал себя с прогрессивными Нидерландами и поддерживал однополые браки и либеральные законы о наркотиках. Фортёйн считал, что ислам является отсталой религией, уничтожаюшей Нидерланды. Но, когда однажды во время телевизионных дебатов его спросили, имеет ли он что-либо против марокканцев, он ответил «абсолютно ничего, я, фактически, сплю с ними».

Ненависть к левым

6 мая 2002 года Пим Фортёйн собирался сесть в машину, когда вдруг появился душевнобольной Фолькерт ван дер Грааф (Volkert van der Graaf), активист, выступающий в защиту животных, и пять раз выстрелил ему в голову и один раз в шею из полуавтоматического пистолета. Это стало первым политическим убийством в Нидерландах с 1672 года.

Мотивом ван дер Граафа было не дать Фортёйну «стать новым Гитлером», убийство вызвало в Нидерландах волну ненависти к левым, которые сильнее всех выступали в нападках на Фортёйна.

Убийство Тео ван Гога

За убийством Фортёйна последовало убийство кинорежиссера Тео ван Гога, создавшего фильм «Submission», критикующего ислам. Ван Гога убил исламский экстремист Мохаммед Бойери (Mohammed Boyeri), который прямо на улице ударил ван Гога мачете в грудь.

Убийство ван Гога вызвало шок и негодование, оно убедило многих голландцев в том, что страна находится в непримиримом культурном столкновении с исламом. Оплот толерантности Европы вдруг оказался на грани развала, во всей стране начали происходить поджоги церквей, мечетей и школ.

Геерт Вильдерс сообщил о самодержавии

В таком политическом климате воспользовался своим шансом талантливый правый популист Геерт Вильдерс. Как и Фортёйн, Вильдерс не является типичным правым популистом. Он — профессиональный политик, делающий свою карьеру без громких скандалов.

В 2004 году Вильдерс вышел из либеральной партии VVD в знак протеста против поддержки членству Турции в ЕС и создал организацию, которая позднее стала известна как Партия свободы (PVV).

В то же самое время политолог и журналист Мартин Босма (Martin Bosma) решил посвятить свою жизнь борьбе с силами, убившими его хорошего друга Тео ван Гога. Босма присоединился к Вильдерсу. Сегодня PVV управляется как просвещенное самодержавие с Вильдерсом в качества руководителя и единственного участника, а Босма выступает как медийный стратег и идеолог.

Культурная война с исламом

Убийства Фортёйна и ван Гога сильно повлияли на общественные дебаты в Нидерландах и дали Вильдерсу большую власть. На что он ответил, что в Нидерландах полным ходом идет культурная война с исламом, и скоро настанет судный день: «Ислам — это троянский конь Европы. Если мы сейчас не остановим исламизацию, Еврабия и Нидерабия станут лишь вопросом времени».

У Вильдерса также есть амбициозные планы стать руководителем глобального альянса против ислама, он поддерживает очень тесные контакты с критически настроенными против ислама кругами в администрации Трампа. Вильдерс был единственным европейским правым популистом, выступившем на партийном съезде республиканцев в Кливленде.

Закат нидерландкой культуры

Главный идеолог Мартин Босма выступил с тем же громким посланием во многих книгах. В мире Босмы левые со своим мультикультурализмом и политкорректностью выступают в альянсе с исламистами, где целью является уничтожение нидерландской культуры и нидерландского образа жизни.

В своей последней книге «Национальное меньшинство в собственной стране» (Minoritet i eget land) он пишет о том, что голландцев ожидает то же самое, с чем столкнулись белые голландцы, осевшие в Южной Африке. По словам Босмы, белые в Южной Африке сегодня столкнулись с «культурным геноцидом» и подвергаются систематическому угнетению со стороны расистского режима Южно-африканской республики.

То же самой произойдет и в Нидерландах, если политическая элита осуществит свой план превращения Нидерландов в мультикультурное общество, где этнические голландцы будут находиться в меньшинстве.

Самый хорошо охраняемый человек Нидерландов

Не удивительно, что Вильдерс ощущает себя человеком, воюющим на фронте. Вильдерс — самый хорошо охраняемый человек, который живет под постоянной охраной полиции после угроз исламистов убить его. Во время предвыборной кампании Вильдерс отказывался участвовать в нескольких дебатах из-за того, что в его системе безопасности были обнаружены слабые места.

Политолог Коуэн Воссен (Koen Vossen) дал точное описание Вильдерса: «Я убежден, что Вильдерс верит, что мы воюем с исламом. В его изложении мы — это Чемберлен (Chamberlain), в то время как он — это Уинстон Черчилль (Winston Churchill). Другими словами он — антифашист».

Куда идут Нидерланды?

Независимо от того, окажется ли PVV 15 марта самой большой или второй по величине партией, Нидерланды идут в неизвестном направлении. В то время как избиратели с низшим образованием группируются вокруг Геерта Вильдерса, избиратели с высшим образованием группируются вокруг зеленых и либеральных партий, презирающих все, за что выступает Вильдерс.

Культурная борьба заменила классовую в качестве главной разделительной линии нидерландской политики.

Поляризация и фрагментация

Устоявшиеся партии типа социал-демократов и христианских демократов имеют исторически самое небольшое количество поддерживающих их избирателей, они не могут выступать в качестве эффективной противоборствующей силы. Поляризация и фрагментация партийной системы создает бльшую напряженность в общественных дебатах и превращает Нидерланды в трудноуправляемую страну.

Хотя все партии Нидерландов четко заявили, что не будут находиться в правительстве вместе с Вильдерсом, никто из них не радуется вероятности руководить коалиционным правительством с Вильдерсом в оппозиции в качестве оскалившегося волка.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан