По нам звонит колокол (во второй раз) | РИА-Лента
Главная » В Мире » По нам звонит колокол (во второй раз)

По нам звонит колокол (во второй раз)

Даниэль Суле Ларивьер (Daniel Soulez Larivière) (Liberation, Франция)

12 лет назад возникла та же тревога: начало войны в Ираке, «нет» на референдуме по европейской конституции. Сегодня, на фоне Брексита и Трампа, будущее мировой политики выглядит все более неопределенным. Мы подходим к окончанию цикла?

Огромная надежда озаряла все подростковые годы и большую часть взрослой жизни тех, кто были свидетелями появления прогнавших нацистов американцев. Речь идет о появлении нового мира с формированием мирной, единой и, быть может, даже федеративной Европы при том, что США отказались от черно-белых взглядов и иллюзии всемогущества после войны во Вьетнаме. Затем всех ждали распад советской империи, примирение внутри Китая и демократический подъем на больших континентах вроде Индии и Южной Америки. ООН, которую генерал де Голль называл непонятной «штуковиной», все же сыграла определенную роль с Советом безопасности и не повторила участь Лиги наций. В 1998 году римский статут Международного уголовного суда ознаменовал небывалый прогресс в сфере прав человека формированием постоянной мировой судебной инстанции.

Но тут все начало трещать по швам.

«По нам звонит колокол», писал я в Libération 15 июля 2005 года о двух страшных решениях, которые стали симптомами текущей катастрофы. Первым было начало американцами войны в Ираке 13 марта 2002 года без одобрения ООН после вышедшего на мировой уровень обмана насчет присутствия в стране оружия массового поражения. Вторым оказалось голосование Франции на референдуме по европейской конституции 29 мая 2005 года.

Попытка формирования мирового правления рухнула с началом второй войны в Ираке, породившей хаос, с которым нам до сих пор приходится иметь дело в лице терроризма «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.). Остановка европейского строительства голосованием французов в 2005 году была дополнена конвульсивным эпизодом с Брекситом, что ознаменовало собой конец европейской интеграции так, как себе представляли ее отцы-основатели. Европа Ниццкого договора оказалась не слишком жизнеспособной, а подъем враждебности в отношениях европейцев и американцев с россиянами повлек за собой достойное критики поведение с Крымом и еще более серьезную ситуацию в Донбассе. Избрание Трампа стало карикатурным отображением перемен в мире, которые рушат наивные надежды на то, что американцы, несмотря на все их недостатки и ошибки, все еще являются столпами демократии и открытости к другим. Теперь вот уже в Каталонии традиционное стремление к независимости превращается в обостряющийся сепаратизм. Если этот пример окажется успешным, у него найдутся последователи по всей Европе. Нужно иметь крепкие нервы, чтобы вынести все эти разочарования и сулящие хаос крушения идеалов.

Мы подходим к концу цикла, который обычно продолжается порядка 70 лет. 74 года со смерти Людовика XIV до Французской революции. Чуть более 75 лет между двумя республиками, 1792 и 1870 года. 70 лет III Республики. Примерно 71 год с IV, а затем и V Республики. СССР продержался не больше III Республики. Складывается впечатление, что каждые 70-75 лет поколение стирает доску с ориентирами, надеждами и чаяниями предков. Этот процесс рушит все надежды. Единственным положительным моментом было парижское соглашение по климату, первое проявление мирового единства по планетарной экологической концепции, от которого, тем не менее, отказались американцы.

Ничего не было доведено до конца. Каждое поколение принимает эстафету и проталкивает вперед новые идеи, как сделали это наши предшественники после войны. Стремление молодого президента Франции Эммануэля Макрона к перезапуску и подъему оптимизма в Европе быстро наткнулось на прохождение сотни ультраправых депутатов в Бундестаг, что тоже является признаком новой волны и эпохи крушения политической культуры.

Те, кто дожили до конца цикла, вряд ли найдут в себе силы, чтобы как-то этому противодействовать. В любом случае, у них не останется времени. Они могут лишь передать будущим поколениям мысль о постоянном обновлении, которое перекликается с движением смерти и жизни. Мы испытали уже достаточно смерти в ситуации с терроризмом, которая еще может затянуться надолго. Что касается жизни, воображение, наконец, пришло во власть? Конец цикла всегда сулит отчаяние. Но начало всегда окрыляет. Будем надеяться, что оно наступит быстрее и без очередных катастроф.

 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан