Авария на «Маяке» всплывает 60 лет спустя | РИА-Лента
Главная » Наука » Авария на «Маяке» всплывает 60 лет спустя

Авария на «Маяке» всплывает 60 лет спустя

Бландин Ле Кен (Blandine Le Cain) (Le Figaro, Франция)

Когда речь заходит о ядерной аварии, на ум сразу приходят Чернобыль, Фукусима или, реже, Три-Майл-Айленд. Мало кто вспомнит о Кыштымской аварии, которая затронула ядерный комплекс «Маяк». Как бы то ни было, она была одной из самых серьезных в своем роде. Этот инцидент 1957 года (широкой общественности о нем сообщили лишь 20 лет спустя) сегодня вновь всплывает на поверхность: место выброса дошедшего до Европы облака рутения-106, судя по всему, находится где-то там, на юге России.

Многие черты этой истории напоминают шпионский роман. Ядерный комплекс «Маяк» (первый в СССР) тайно возник посреди сибирских лесов в 1948 году, в начале холодной войны. Этот стратегический объект не был обозначен ни на одной из карт. То же самое относилось и к окружавшим его городам, например, известному тогда под названием Челябинск-65 Озерску (80 000 человек). Были приняты все меры для сохранения секретности объекта, ближайшим обозначенным населенным пунктом для которого был Кыштым. Его бывшая жительница недавно рассказала газете Le Parisien о наставлении родителей: «Если ты кому-то об этом расскажешь, нас посадят».

Эти люди были сотрудниками «Маяка», где было налажено производство плутония. Это вещество необходимо для производства ядерного оружия, и СССР сделал все, чтобы его выпуск был как можно более быстрым и массовым. Экологические и санитарные вопросы были задвинуты в сторону по небрежности или из-за непонимания последствий. Поначалу жидкие радиоактивные отходы секретно сливали в реку Течу, на которой стояло предприятие. Катастрофические санитарные и экологические последствия вынудили власти заняться поиском иного решения.

Почти 300 000 человек под радиоактивным облаком

Эти отходы одно время содержались в хранилище на расположенном поблизости небольшом озере Карачай, которое стало одним из самых загрязненных мест в мире. Чтобы воспрепятствовать загрязнению воды, резервуары были построены в 1953 году так, чтобы избежать контакта отходов с озером, писал в сентябре журнал Sciences et Vie. Окруженные бетоном хранилища были снабжены охлаждающим контуром, чтобы воспрепятствовать подъему температуры выделяющих тепло жидкостей. Как бы то ни было, обслуживание установок весьма трудоемко, а необходимый ремонт не проводился.

Пробелы в техобслуживании повлекли за собой серьезную аварию. Все подробности случившегося до сих пор неизвестны, однако с общим сценарием все ясно: неисправленная неполадка в системе охлаждения привела к повышению температуры до 300 с лишним градусов с испарением жидкости. Давление в емкостях резко возросло, что вызвало взрыв 29 сентября 1957 года.

«Было воскресенье. Около пяти часов. Я шел к брату. Я услышал взрыв и увидел облако», — рассказал в 1990 году газете l’Humanité бывший начальник лаборатории дозиметрии «Маяка». Объем выброса составил от 70 до 80 тонн отходов. Большая часть упала прямо на место аварии, однако часть сформировала радиоактивное облако, которое двинулось на северо-восток. Под его воздействием оказались около 270 000 человек на территории в несколько тысяч квадратных километров. Особенно сильное загрязнение было зарегистрировано на территории в 1 000 км2. Сейчас этот путь облака иногда называют «восточно-уральским радиоактивным следом».

Население начали эвакуировать лишь через шесть-десять дней после аварии. Этого времени было более чем достаточно, чтобы люди получили серьезную дозу радиации. Sciences et Vie пишет о зоне в 20 км2 вокруг места взрыва, где погибли все сосны. Несколько месяцев спустя было вывезено население двух десятков деревень, порядка 10 000 человек. В документах отмечается 200 случаев гибели людей в связи с радиацией в течение нескольких месяцев. Однако точных данных, как это часто бывает, нет. Воздействие на окружающую среду и население сохранилось в дальнейшем, на что наложились также последствия загрязнения реки в результате выбросов.

Полная секретность

Как бы то ни было, авария была окружена абсолютной секретностью. В 1960-х годах в ЦРУ, разумеется, слышали об объекте и инциденте. Пилот самолета-шпиона Гэри Пауэрс (Gary Powers) был сбит во время полета в регионе. Как бы то ни было, о случившемся решили промолчать, чтобы не обострять и без того росшее недоверие к ядерной отрасли в Северной Америке и Европе после аварии в Великобритании.

В 1990 году врач-терапевт рассказал L’Express, что получил в 1967 году приглашение в Челябинский институт биофизики, странное учреждение которое финансировалось профильным ядерным ведомством, и где работа велась в строжайшей секретности. В городе были размещены специализированные медицинские учреждения для наблюдения за последствиями воздействия радиации в течение длительного периода. Было сделано все, чтобы окружить инцидент завесой молчания, несмотря на множество случаев заболеваний с лучевой симптоматикой. Медикам было запрещено открыто ставить такой диагноз в заключениях. Цифры же свидетельствуют о том, что число случаев лейкемии и пороков развития было намного выше нормы.

Откровения 20 лет спустя

О произошедшем стало известно лишь в 1976 году. Бежавший в Великобританию русский биолог Жорес Медведев написал в газете New Scientist статью о многих факторах, которые указывали на вероятность ядерного взрыва 20 годами ранее в районе Кыштыма. Авария в результаты была названа именно в честь этого города, который тогда был единственным обозначенным на карте. Ученый дополнил исследования выпущенной в 1979 году книгой. Официальные данные были распространены МАГАТЭ в 1989 году.

Появившиеся с тех пор в доступе рассекреченные документы позволили подтвердить факт происшествия. Авария была отнесена к шестому (из семи) уровню международной шкалы ядерных событий, что делает ее лишь на один шаг менее серьезной, чем Чернобыль и Фукусима. Близкие жертв, в том числе основавшая за границей собственное НКО Надежда Кутепова продолжают бороться за признание аварии и выплату финансовой помощи. Проживающая сегодня во Франции женщина одержала победу в нескольких десятках судебных разбирательств в России.

Предприятие все еще работает

Несмотря на это происшествие и множество связанных с объектом инцидентов (речь идет в частности о сливе отходов в воду и иссушении озера Карачай, которое ведет к выбросам радиоактивной пыли), он продолжает работу. Сегодня «Маяк» занимается утилизацией отработанного ядерного топлива, немалая часть которого поступает из соседних стран.

В окрестных городах до сих пор живут люди. Ближайший к предприятию Озерск (переименован в 1994 году) по-прежнему закрыт для приезжих. По официальным данным, люди были вывезены из зон риска, где были проведены очистные работы. Тем не менее, если верить докладу, выпущенному Greenpeace по случаю 60-летней годовщины аварии, в Течу все еще сбрасываются немалые объемы отходов, а замеры свидетельствуют о высоком уровне радиации в соседних деревнях. То же самое касается и некоторых городов, из которых так и не вывезли людей. «Нас в семье было пять детей. Все остальные умерли. Рак», — рассказал в 1990 году газете L’Express житель поселка Муслюмово, расположенного в 30 километрах от предприятия.

20 ноября Россия подтвердила, что поблизости от объекта в сентябре были зарегистрированы «чрезвычайно высокие» показатели рутения-106. Ранее несколько европейских наблюдательных центров выявили присутствие в атмосфере этого радиоактивного газа (в естественном виде он не встречается). Во вторник «Росатом» заверил всех в отсутствии каких-либо инцидентов на его объектах.

 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан