Стоит ли надеяться на «доброго дядюшку» Волкера? | РИА-Лента
Главная » В Мире » Стоит ли надеяться на «доброго дядюшку» Волкера?

Стоит ли надеяться на «доброго дядюшку» Волкера?

Очередная встреча Волкера и Суркова запомнилась разве что местом своего экзотического проведения.

Игорь Лесев (Корреспондент, Украина)

Первые скупые комментарии Волкера и Суркова по итогам поездки в Дубай свидетельствовали, что ни о чем конкретно договориться в очередной раз не удалось. Правда, затем Волкер начал рассказывать о том, что достигнута предварительная договоренность о поэтапном размещении миротворцев на Донбассе. Но опять же, конкретики — кто размещается, где, в какие сроки — нет, да и быть ее не может. Хотя бы потому, что ни Сурков, ни тем более Волкер, не уполномочены вообще что-либо решать на этом уровне.

Впрочем, к статусу Суркова вопросов все же меньше, особенно учитывая иерархическую структуру системы власти в России. Должность «помощник президента» в российских реалиях может весить больше министерского кресла, и уж, тем более, на порядок значимее депутатского или сенаторского мандата. По крайней мере, у Суркова есть возможность напрямую контактировать с первым лицом России. К тому же, в России, в отличие от тех же Штатов, «локоть согласования» практически любого геополитического вопроса предельно короткий и заканчивается личным кабинетом Путина. Есть там, конечно, Совет Федерации, Госдума, Правительство… но в новейшей путинской истории России не было еще случая, чтобы все эти институции когда-то выступали против решения хозяина Кремля.

А вот с Волкером ситуация принципиально иная. По большому счету, во всем этом переговорном процессе, касающемся «украинского вопроса», Курт Волкер — это такое себе получастное лицо, озвучивающее свои личные соображения, а затем при случае делящийся ими с разными сторонами. Но Волкер даже не официальное лицо в Госдепе. Он вообще не чиновник. Человек официально трудоустроен исполнительным директором в частном институте Джона Маккейна в Аризоне и там же получает заработную плату. Иногда имеет возможность встречаться с главой Госдепартамента США Рексом Тиллерсоном. Что-то ему рассказывает о своих «инициативах», о ситуации в Украине, о несговорчивых русских. Тиллерсон может его слушать, может не слушать. Возможно, даже Тиллерсон соглашается с некоторыми доводами Волкера, а скорее всего, Волкер видит Тиллерсона значительно реже, нежели Порошенко.

Но самое главное во всех этих раскладах то, что Волкер ни за что не отвечает, ничего не решает и ни перед кем не отчитывается. В дипломатической иерархии Волкера можно сравнить с почетным консулом. А в структуре советского МВД с дружинником. Такой себе, инициативный парень с неясным статусом. И даже не удивительно, что Волкер с Сурковым выбирают все более экзотические места для встреч. Первую встречу они провели в Минске. Затем был Белград, что само по себе несколько странно. Теперь ребята поехали в тропики в Дубай. Вполне возможно, следующие встречи будут где-то на Ямайке или в Сан-Тропе.

Впрочем, вопрос тут не в Волкере, а в позиции американцев, которые после победы Трампа сами пребывают в перманентном управленческом бардаке. Тиллерсон за год так и не сумел сформировать даже наполовину штат Госдепа. У него до сих пор вакантны места большей части его замов. Все это свидетельствует о том, что американцы сами уклоняются от конкретных договоренностей с Россией. По крайней мере, администрация Трампа не в состоянии договориться вообще ни по одному существенному вопросу с русскими, потому что эта тема давно уже предельно токсична и является предметом внутренних разборок в Штатах. Собственно, потому «украинском вопросом» и занимается человек, который абсолютно ничего не решает.

Впрочем, больше всего проблем Украине создает сама Украина, вернее, ее потрясающая по инфантильности и глупости власть. Киев, сознательно отказавшись от субъектности, теперь уже даже не плывет по течению, а барахтается посередине болота, выстраивая в своей альтернативной реальности какие-то сказочные сюжеты. Самые популярные из них такие:

а) неминуемый развал России;

б) экономический коллапс, вызванный ужесточением санкций;

в) бунт в Крыму и последующее возвращение полуострова в состав Украины;

г) молниеносное наступление ВСУ в Донбассе, разгром сепаратистов и выход к государственной границе с РФ;

д) потрясающий рост экономики и благосостояния Украины, которая становится витриной всей Восточной Европы, что способствует краху путинской России.

Отметим, что все эти «сценарии» пишутся не клиентами психиатрических заведений. Об этом ежедневно рассказывают первые лица Украины и соответствующей квалификации «экспертная среда». В итоге, гигантский пласт украинского общества живет в параллельной реальности, где: а) РФ уже четыре года как на грани коллапса и б) Америка/Европа вот-вот помогут; в) как минимум, вопрос по возвращению Донбасса разрешится в обозримом будущем.

Впрочем, отдаленные намеки на то, что американцы хотя бы в отдаленной перспективе намерены решать проблему конфликта на Донбассе, из слов Волкера прочесть можно. В частности, поэтапное размещение миротворцев — это обоюдный пряник и Киеву, и Москве. Украине Штаты гарантируют, что миротворцы на Донбассе все-таки будут, хотя такое решение вообще не прописано в Минских соглашениях. А России американцы предлагают выйти с Донбасса максимально красиво, обещая повлиять на Киев в части выполнения политической части соглашений, которые по факту составляют первый этап плана Медведчука — децентрализация страны, особый статус для Донбасса, амнистия для участников событий на Юго-Востоке и выборы в ОРДЛО. Будет ли это сделано вообще, вопрос открытый.

Показательно, что люди, понимающие внутреннюю кухню Кремля и Белого дома изначально поставили под сомнение результативность очередной встречи Волкера и Суркова. Речь все о том же Викторе Медведчуке, известным своими прямыми контактами с руководством РФ, начиная с президента Путина. «О каком диалоге, о каких переговорах может идти речь? У России и США диаметрально противоположные позиции: если Москва выступает за полное и безоговорочное выполнение Минских соглашений, то Вашингтон — посредством управляемой в ручном режиме киевской власти и «конструктивного» диалога с оппозицией — намерен окончательно похоронить не только «Минск», но и «нормандский формат» и любые попытки восстановить мир в Украине», — заявил еще перед встречей в Дубае Медведчук.

По сути, Медведчук прямолинейно сказал, что Волкер делает все возможное, чтобы никаких реальных подвижек на Донбассе не произошло. Но как мы уже отмечали выше, Волкер ничего и не решает. К слову, понимает это и сам «вашингтонский связной», а потому в последние недели старается активно ассоциироваться с достижениями в мирном урегулировании. Например, с темой успешного обмена пленными, который «перезапустил» Медведчук своей встречей 15 ноября 2017 г. с президентом Путиным и патриархом Кириллом.

В итоге, мы имеем безальтернативный тупик, который замораживается в лучшем случае до 2019 года. В марте в РФ выборы. Потом Чемпионат мира по футболу. Потом жесткая избирательная кампания с массой неизвестных стартует в Украине. И только после всего этого, возможно, как-то активизируется вопрос по Донбассу. Но это если смотреть на проблему линейно.

Однако реальная жизнь расставляет свои коррективы. Люди в ЛДНР с каждым годом привыкают жить вне Украины. У них своя система координат. Свои целеустремления. И чем дольше будет затягиваться вопрос о реальной интеграции ЛДНР в состав большой Украины, тем сложнее это будет сделать в будущем. Люди уже сейчас в Мариуполе и Донецке очень сильно отличаются друг от друга. И если вопрос объединения Украины будет решаться в Москве и Вашингтоне, а не в Киеве и Донецке/Луганске (без посредников), то в самом лучшем случае мы получим в будущем уродливый вариант Боснии и Герцеговины. А в худшем — еще одно Приднестровье на своих границах.

 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан