Как может выглядеть ориентированная на будущее политика в отношении России? | РИА-Лента
Главная » Политика » Как может выглядеть ориентированная на будущее политика в отношении России?

Как может выглядеть ориентированная на будущее политика в отношении России?

Государственный министр по европейским делам МИД Германии Михаэль Рот (Michael Roth) (СДПГ) считает, что социал-демократы чувствуют особую связь с Москвой. Они гордятся своей политикой разрядки. Но времена меняются, и сейчас необходим новый старт.

Михаэль Рот (Michael Roth) (Die Welt, Германия)

Ситуация с международной безопасностью за прошедшие несколько лет драматически ухудшилась. В значительной степени это результат политики России, которая все время готова бороться за достижение своих внешнеполитических целей военными средствами.

Это проявилось, например, в нарушении международного права при аннексии Крыма, продолжающейся дестабилизации ситуации на востоке Украины, массовых нарушениях прав человека в Сирии, размещении ракет средней дальности в районе Калининграда и в нападении с применением химического боевого вещества в Солсбери, в котором все указывает на причастность России. Кибератака на сеть федерального правительства с большой степенью вероятности также связана с российскими источниками.

Общение с восточными соседями ставит Европейский союз и Германию перед трудными вопросами. СДПГ (Социал-демократическая партия Германии) особенно активно выступает за правильный курс, так как по понятным причинам чувствует свою особую ответственность за продолжение политики разрядки, начатую Вилли Брандтом (Willy Brandt). Ведь его принцип «изменение через сближение» действительно сделал мир более безопасным и внес решающий вклад в объединение Германии и всей Европы.

Но биполярный мир как во времена Вилли Брандта и Эгона Бара (Egon Bahr) больше не существует. Перспектива нового стабильного миропорядка не просматривается. Возникшая под влиянием социал-демократов восточная политика коренилась в холодной войне и помогла эту войну преодолеть. Мы должны сегодня переосмыслить и развить эту политику. Как может выглядеть ориентированная на будущее политика в отношении России?

Германия лучше всего послужит своим национальным интересам, если будет способствовать сплоченности и решимости ЕС. Европа, вместе с ней и Германия, сможет только тогда успешно строить свою внешнюю политику и политику в области безопасности, если будет выступать сплоченно на основе общей стратегии. Российский президент знает, что главная сила ЕС одновременно является и его ахиллесовой пятой — это многообразие и, как результат, многоголосие Европы. В своем стремлении ослабить Европу путем ее раскола он оказался к неплохой компании. Китайское руководство и президент Соединенных Штатов во многих политических областях также испытывают единство ЕС на прочность.

Чисто немецкий особый путь в отношениях с Россией был бы чреват серьезной опасностью. Если Германии хочет и дальше соответствовать своей роли строителя мостов и посредника внутри ЕС, то она должна учитывать интересы и позиции своих соседей. В особенности это относится к Польше и балтийским государствам. Мы претендуем на то, что извлекли уроки из истории. Поэтому мы обязаны серьезно относиться к страхам и озабоченности этих стран перед российской агрессией или перед созданием каких-либо германо-российских осей в ущерб третьим странам, а также учитывать все это при обдумывании нашей стратегии.

Необходимый диалог нельзя ограничивать только встречами представителей государства и политиков. В России, как и в других авторитарных режимах, продолжается сужение пространства для гражданского общества. Свободы становится меньше. Критиков режима систематически изолируют и криминализируют. Неправительственным организациям активно мешают работать. Мы должны проявлять солидарность с ними, активно способствуя их работе и улучшая сотрудничество в области культуры, науки, спорта и средств массовой информации. Молодежный обмен в этом отношении имеет исключительное значение. Что-то вроде германо-российского молодежного моста могло бы организовывать встречи там, где еще царит отчуждение.

Санкции — не самоцель. Нужно время, чтобы они подействовали, достичь успеха автоматически не получится. Санкции не служат наказанию, так же, как они не могут заменить собой диалог. Напротив, они должны побудить нас вновь сесть за стол переговоров, для того чтобы выработать разумные решения проблем. Санкции против России потребовали от некоторых стран Европы в экономическом и политическом отношении несравненно больше, чем от Германии. Было бы справедливо ожидать от нас как самого главного бенефициара объединения Европы, что мы будем придерживаться единодушно принятых решений ЕС и других наших союзников и, соответственно, защищать их.

Многие — даже слишком многие — немцы сейчас верят в то, что заведомо ложно утверждает президент Путин: Брюссель якобы заставляет государства выбирать между ЕС и Россией. Это пропагандистская уловка, которую уже пытались применить как в случае с соглашением с Украиной об ассоциации с ЕС, так и во время переговоров о вступлении в ЕС Сербии.

Взгляд на Финляндию показывает, насколько несостоятельно и беспочвенно это утверждение. Эта северная страна имеет самую протяженную границу с Россией среди всех стран ЕС — 1300 км. В финско-российском пограничном районе поддерживаются многочисленные экономические, общественные и культурные контакты. Финляндия — уважаемый и надежный член ЕС. Никогда ей не выдвигали требований ограничить, а тем более оборвать связи с ее большим соседом. Но вот что действительно можно и нужно требовать от партнеров по ЕС или от тех стран, которые хотят ими стать, так это четкой приверженности к ЕС как к солидарному содружеству государств, исповедующих одни и те же ценности.

Никогда нельзя забывать, что будущее без исторической памяти невозможно. Почти 27 миллионов граждан бывшего Советского Союза, в том числе 14 миллионов гражданских лиц, три миллиона военнопленных и 800 тысяч жителей Ленинграда стали жертвами нацисткой войны на уничтожение. Многим в Германии до сих пор трудно вспоминать о неизмеримых страданиях, перенесенных сегодняшней Россией, Украиной и Белоруссией. Этот провал в нашей национальной памяти позорен. Соответствующий памятник в сердце столицы Федеративной республики также необходим, как и более активная поддержка мест памяти жертв, а также исследования аутентичных мест во всей Европе, связанных с нацистским террором. Именно к этому обязывает коалиционный договор федеральное правительство и участвующие в нем партии.

Курс на решительность и солидарность по отношению к России зависит от сил, могущих дать отпор, например, кибератакам или дезинформации, но и от честного диалога. Многие международные проблемы можно решить только в союзе с Россией. Это относится как к сохранению и усилению договоренностей по контролю над вооружениями, к разрешению конфликтов на Украине и в Сирии, так и к глобальным вызовам, как, например, борьбе против изменения климата. Нам нужны надежные, функциональные и стабильные каналы для диалога. Поэтому нам необходимо оживить работу таких форматов, как саммиты ЕС и России, Совета Россия — НАТО, ОБСЕ.

Антироссийские рефлексии так же опасны, как и наивная недооценка или замалчивание националистически окрашенной политики нынешнего российского руководства, которое все активнее встает на позиции враждебного отношения к Западу. Тот, кто чувствует ответственность за наследие Вилли Брандта в области внешней политики и политики безопасности, тот должен найти в себе мужество, чтобы действовать четко, терпеливо вести диалог и неустанно бороться за сплоченность Европы.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан