Где Путин — там интриги? | РИА-Лента
Главная » Политика » Где Путин — там интриги?

Где Путин — там интриги?

Donya-e Eqtesad, Иран

Бывший представитель Исламской Республики Иран при ООН и в ряде европейских структур ЕС Али Хоррам полагает, что президент России Владимир Путин, в отличие от большинства официальных лиц Исламской республики, человек «себе на уме»: при любых обстоятельствах для него главное — свои интересы, а где-то он может, вместе с другими государствами, действовать даже и в ущерб Ирану.

В беседе с корреспондентом газеты «Энтехаб» Али Хоррам, комментируя недавнюю встречу президентов России и Турции в Сочи и достигнутое ими соглашение по Идлибу, высказался о том, что «если смотреть на вещи реально, то игра великих и региональных держав, которую они ведут в Сирии, ведется местами в открытой конкурентной борьбе друг с другом, а местами они пытаются друг друга перехитрить».

Как известно, на встрече в Тегеране — продолжил Хоррам — господин Эрдоган поднял тему отсрочки военной операции в Идлибе, однако натолкнулся на возражения России и Ирана. А в нынешнем его соглашении с Путиным могут скрываться два смысла. Первый заключается в том, что Россия просто постеснялась согласиться с предложением Турции в присутствии представителей Ирана. Второе же предположение может заключаться в том, что Турция предложила России некую уступку — тогда и Москва довольно быстро изменила свою позицию.

Путин — «политик тайных сделок»: вероятно, на этот раз он заодно с Турцией, но против Ирана

Поведение Ирана — продолжил эксперт по международным отношениям и внешней политике — таково, что он всегда последовательно, порой даже слепо, идет вслед за заключенными договоренностями или соглашениями. Например, мы заключили соглашение с Сирией, и при любых условиях намерены его соблюдать. И на саммите в Тегеране Иран старался представлять позиции Сирии и отстаивать ее интересы. Однако, в отличие от поведения Ирана, Путин продемонстрировал, что он всегда ведет себя не как «политик договоренностей», а как политик «тайных сделок». Во всяком случае, он никогда не отвергнет такую возможность, чего бы дело ни касалось, политики или экономики. Например, эта ситуация была хорошо видна в случае с экспортом нефти или переговорами с ОПЕК. Если будет нужно, Путин вступит в сделку с США, что будет противоречить интересам Ирана, может заключить сделку и с Израилем, и вот сейчас — с Турцией, тоже, по всей вероятности, в ущерб интересам Ирана.

Действительно, какое значение имела (для него) встреча в Тегеране, если 10 дней спустя две страны, представители которых были в столице Ирана, заключают соглашение, полностью противоположное тем договоренностям, к которым пришли ранее? Тут — одно из двух: или Путин в Тегеране скрытничал и стеснялся, или же Эрдоган внезапно предложил ему новую уступку. Путин не раз демонстрировал себя как «политик сделок»: и весьма вероятно, это была сделка с Турцией, косвенно — против Ирана.

Нам нужно принимать такие решения, чтобы не быть застигнутыми врасплох

В подобных случаях — продолжил Хоррам — нашим политикам и официальным лицам необходимо быть очень внимательными и проявлять большую осмотрительность. Следует быть бдительными, и принимать такие решения, чтобы потом не оказаться застигнутыми врасплох. Ведь что мы только что наблюдали и что недавно увидел весь мир? После Тегеранского саммита две страны из трех, которые на нем присутствовали, через 10 дней снова встречаются за круглым столом и обговаривают соглашение, в точности противоположное тому, что только что они и еще одна страна подписывали в Тегеране.

Как известно, Турция играет весьма большую роль в развитии ситуации в Сирии. Относительно роли турецкого государства в сирийском конфликте собеседник «Энтехаб» высказался следующим образом: «Эрдоган, будучи президентом Турции, в Сирии имеет и преимущество и, в то же время, вызов. Преимущество заключается в том, что с Сирии находится его армия, и она не уйдет оттуда, пока он сам не прикажет им покинуть пределы Арабской Республики. С этой точки зрения, Идлиб является предметом торга между Турцией и Сирией, и Иран в этом торге однозначно поддерживает Сирию. Россия же ведет в этом споре свою игру, и временами — то на стороне одного, то другого».

«Вызов же для Турции — продолжает собеседник издания — для Турции состоит в том, что в Сирии имеется проблема курдов. Фактически одна треть территории Сирии населена курдами. Турция присутствует в Сирии не без помощи Соединенных Штатов, которые сами враждебны Ирану. Но им (США) также приходится быть враждебными и туркам — все из-за тех же сирийских курдов, которых они также поддерживают, и поддерживают больше, чем турок».

Иран и Сирия фактически игнорируют курдов

В этой связи — добавил Хоррам — Иран и Сирия фактически игнорируют проблему курдов, поскольку сосредоточены на борьбе против ИГ и на том, чтобы Турция в конечном итоге ушла бы из Сирии и вернула бы свои войска за пределы турецких границ. Вопрос курдов им не так важен. Но в регионе есть еще и Россия со своими ВКС, которая тоже борется за свое место, используя все переплетения противоречий, которые здесь имеются: она воюет здесь, получая одновременно уступки и от Америки, и от Турции, и от Ирана, и от Израиля, и от остальных. Она помогает сирийскому правительству, но не поддерживает курдов, и с Ираном здесь сотрудничает лишь «постольку поскольку». И в итоге, Ирану приходится рассчитывать только не себя «на сирийской сцене» со всеми ее сложностями и противоречиями.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан