Россия не спешит сокращать добычу нефти | РИА-Лента
Главная » Политика » Россия не спешит сокращать добычу нефти

Россия не спешит сокращать добычу нефти

Крейг Меллоу (Craig Mellow) (Barron’s, США)

У России кругом проблемы, но корректировка цен на нефть не из их числа. Выражаясь более дипломатично, таков месседж, вытекающий из ответа Кремля на недавний боевой клич Саудовской Аравии в адрес производителей сырой нефти с призывом объединиться вокруг идеи сокращения добычи примерно на миллион баррелей в день. Министр энергетики Александр Новак заявил, что «пока отсутствуют критерии» для причин снижения производства. Да и сам президент Владимир Путин установил ценовую планку для России в 65 —70 долларов за баррель в качестве целевого ориентира для сырой нефти марки Брент. На 21 ноября цена на Брент зафиксирована в 63 доллара. В пятницу цены на сырую нефть стали резко падать.

Удовлетворенность сложившимся порядком на рынке нефти — это нечто большее, чем просто позиция на торгах, считают аналитики. Когда бюджет сбалансирован под цену в среднем в 55 долларов за баррель да и сбой в работе лидера отрасли госкомпании «Роснефть» обошелся бы слишком дорого, Россия действительно более мотивирована на производство, чем на его сдерживание. «Текущие цены на нефть вполне приемлемы для России, — говорит Александр Бурганский, аналитик по нефтегазовому сектору „Ренессанс Капитала». — Они предпочтут повременить, прежде чем пойти на снижение».

Москва, вероятно, не пойдет на открытый разрыв с ОПЕК, в случае если картель понизит квоты на добычу на приближающемся заседании 6 декабря. Тем не менее, отсутствие у России энтузиазма не сулит ничего хорошего для попыток Саудовской Аравии поднять цену.

Третья по значимости нефтедобывающая страна в мире после США и Саудовской Аравии — Россия, качающая по 11 миллионов баррелей в день — отошла от своих нейтральных позиций в конце 2016 года и присоединилась к ОПЕК в ее стремлении ограничить производство, что привело к повышению цен на 35% в течение последующих полутора лет. Однако расклад цифр на этот раз иной. Два года назад Брент завис в районе 50 долларов за баррель. С тех пор рубль полегчал на 5%, а это означает, что доллары от экспорта нефти приносят России еще больше в ее национальной валюте.
Этот фактор совместно с возобновлением роста налоговых поступлений в других секторах экономики сделали уровень безубыточности для Кремля возможным при цене в 50 долларов, в отличие от 70 долларов в 2016 году, говорит Карен Костанян, руководитель департамента аналитических исследований «Бэнк оф Америка» (Bank of America) в секторе энергетики в регионе Восточная Европа, Ближний Восток, Африка (EEMA). Отрасль нарастила производство на 450 тысяч баррелей с момента истечения срока последней договоренности о сокращении в июне, и почти весь этот объем обеспечила «Роснефть», чей влиятельный руководитель назвал «глупым» призыв Саудовской Аравии к снижению.

Как это ни парадоксально, российское руководство может встретить с одобрением небольшое снижение цены на нефть в данный момент, когда власти сцепились в напряженной византийской схватке с компаниями, стремясь обуздать внутренние цены на топливо. Популярность Путина понизилась после того, как он продавил этой осенью прижимистую пенсионную реформу, и ему не хотелось бы раздражать автовладельцев и усугублять ситуацию. «Пункт № 1 для российского правительства — сделать все возможное, чтобы остановить рост цен на бензин», — говорит Том Эдсхед (Tom Adshead), главный операционный директор аналитической компании Макро Эдвайзори (Macro Advisory) в Москве.

Несмотря на все эти обстоятельства, Кремлю необходимо взвесить долгосрочные выгоды от сотрудничества с Саудовской Аравией и ОПЕК. «Россия де факто стала страной-участницей ОПЕК, — говорит Антуан Халф (Antoine Halff), старший научный сотрудник Центра мировой энергетической политики при Колумбийском университете. — Ее интересы близко совпадают с интересами Саудовской Аравии».

Он ожидает в следующем месяце ни к чему не обязывающих заявлений ради спасения престижа, которые не будут стоить Москве особых уступок. «Они продолжат разговоры о сокращении добычи, но по степени участия все будет весьма неопределенно», — предсказывает он. А Костанян считает, что Россия может согласиться на краткосрочную заморозку, отказавшись от 350 тысяч баррелей, которые она могла бы прибавить в следующем полугодии. Так или иначе, похоже, что если Саудовская Аравия желает сократить мировые поставки нефти, ей придется взвалить на свои плечи основную часть бремени.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан